С 9 июня в Москве отменяются введённые в целях борьбы с эпидемией пропуска для перемещения граждан и начинается последовательная отмена всех других ограничений. Страна начинает постепенно возвращаться к «мирной» жизни. Можно задаться вопросами «Что это было?» и «Что дальше?».

В СМИ, прежде всего в Telegram, пандемия и меры борьбы с ней освещались по трём направлениям:
-«коронавирусная» и «информационная» эпидемия под контролем «мирового правительства»;
-критика партии «Ковид» или «Чрезвычайщины», которую возглавляет Собянин, стремясь загнать всю Россию в цифровой концлагерь;
-анализ опасности децентрализации власти в связи с передачей федеральным центром полномочий по борьбе с эпидемией на места.

Позволим себе обратить внимание уважаемых коллег, что мы, как читатели ТГ и как молодой канал, ничего не смогли понять из дискуссии именно по второй теме. Весь негатив от введения режима самоизоляции и ограничений на передвижение с помощью электронных пропусков и штрафов ТГ-сообщество связало только с Собяниным. «Критикуя — предлагай». Мы стараемся исходить из этой точки зрения. Поэтому обращаем внимание на то, что мы не нашли ни разу альтернативной концепции решения проблемы с эпидемией. Если мы ошибаемся — укажите нам таковую. Возможно, пропустили «по молодости».

Из всех текстов и контекстов критики, забрендированной в понятия «коронабесия» и «чрезвычайщины», следует, что общество якобы считает, что не надо было вводить никаких мер вообще. Неужели у авторов критики нет знакомых заболевших? У нас есть даже умершие. Если в марте ещё могли найтись основания для мнения, что информационная истерика опережает реальную опасность и преследует свои цели, то в апреле подобных оснований уже не было.

В итоге, на наш взгляд, мы имеем следующее:

-эпидемия подобного рода с непредсказуемым уровнем смертности произошла впервые за 100 лет. Перед государством замаячила перспектива введении режима Чрезвычайной ситуации (ЧС);

-государство верно оценило, что общество не готово к введению режима ЧС: власть перешла бы полностью к силовикам, в результате чего вред обществу и экономике от борьбы с эпидемией был бы несопоставим с вредом от самой эпидемии. А ведь в самом начале именно этот вариант обсуждался и силовики были не против. Именно их надо относить к партии «чрезвычайщины» по самому существу их обязанностей. Отдать должное силовикам: по всей видимости, они сами разумно уступили первенство в борьбе с эпидемией гражданским властям;

-Путин поступил мудро, передав полномочия по борьбе с эпидемией в регионы, одним из которых является Москва — к несчастью для Собянина, возглавляемая им. В этом решении, кроме объективной возможности учёта местных особенностей, можно увидеть и признаки некоторой «обратки» со стороны президента губернаторам, которые в своё время ввели его в заблуждение и фактически ликвидировали местное самоуправление, переведя его с двухуровневой на одноуровневую систему. Понятно, что кроме мотива порулить местными бюджетами, никакой объективной потребности за этим не стоит. Если раньше недовольство граждан обращалось к главам поселковых, сельских и других органов местного самоуправления, которые ими выбирались, потом к главе района, который ими выбирался, потом к губернатору, который когда-то выбирался, то теперь весь негатив канализирован сразу к президенту. Поэтому решение о передаче полномочий на места и поставило некоторых губернаторов в тупик: не для того они боролись за эти должности. Есть подозрение, что заявления об отставках губернаторов впервые инициированы снизу из-за неготовности брать на себя ответственность;

-президент трижды напрямую обращался к нации с призывом к самоизоляции и несчётное число раз под видом совещаний с правительством и губернаторами. Это событие вообще не оценено обществом: похоже, прямых обращений национального лидера к народу наша страна не видела со времён знаменитого сталинского «Братья и сёстры!» в июле 1941 года. Это событие наполняет должность президента России реальными ожиданиями русской нации, которая видит в ней «Отца Нации»;

-введение «режима самоизоляции» было единственно верным решением в исходных условиях его принятия. Государство действовало симуляционно в значительной степени: то устраивало блокпосты, то разбирало их, больше пугало граждан строгими мерами, чем применяло их;

-общество показало высокую степень послушания государству, в целом подчинившись предложенным правилам. Государство справилось с задачей быстрого оформления пропусков гражданам даже для личных поездок;

-общество понимает, что государство действует вне правового поля, но не хочет правового режима ЧС, и поэтому подчиняется, подтверждая тем самым, что в основе юридического права должно находиться право обычая: понятия и представления общества о справедливости и правде. Русский народный характер допускает регламентацию поведения граждан на основе «народной правды», а не писанного закона, если его нет;

-единственная ошибка власти, очевидная для общества — это отсутствие жёстких мер государства в отношении граждан, которые возвращались из-за рубежа, особенно во второй волне эмигрантов — тех, что постоянно жили за пределами России. Именно эта категория должна была быть подвергнута принудительной изоляции (гостиничный бизнес Москвы и Подмосковья был уже закрыт к этому времени). Доля москвичей в этой группе подавляющая, что и привело к росту заражений в столице;

-никакой вакцины для лечения коронавируса до сих пор не изобретено. Общество склоняется к мнению, что изобрести её невозможно в связи с постоянной мутацией вируса;

-общество озабочено вероятностью усиления роли государства в контроле за личной жизнью граждан и попадания персональных данных в открытый доступ;

-общество озабочено вероятностью обязательной вакцинации, под видом которой может быть произведено или «микрочипирование» граждан, или привит «боевой вирус», который вызовет через какое-то время смерть человека или бесплодие;

-общество озабочено тем, что изданием закона об обязательной вакцинации государство создаст в обществе непримиримое противоречие между «принимающими» вакцинацию и «непринимающими», которые превратятся в изгоев;

-общество ждёт от государства расследования и правды об источниках эпидемии коронавируса: является ли она искусственно запущенной или нет; в обоих случаях общество хочет знать, есть ли признаки появления новой опасности (после термоядерной) уничтожения человечества через биологическую войну? Общество хочет знать, зачем США создали сеть биолабораторий вдоль границ РФ;

-общество ждёт от государства, что оно сделает адекватные выводы из всех мер борьбы с новым типом опасности и разработает такие меры реагирования на них, которые не позволят больше останавливать естественный ход жизни нации. Меры эти должны быть как тактическими, так и стратегическими. На наш взгляд, к последним надо отнести идеи дезурбанизации городов и «Одноэтажной России»;

-общество ждёт от государства, что оно сделает адекватные выводы и в отношении организации общественно-экономической сферы. Эпидемия показала неприемлемое для национального самосознания материальное расслоение общества не только в привычном противопоставлении олигархов и простых граждан, но и в несправедливой разнице уровня жизни столицы и регионов (вдруг «тайное стало явным»: обнаружилось, что именно москвичи в марте ездят на отдых, что именно москвичи составляют основной костяк эмигрантов, что именно у московских врачей зарплаты в разы больше, чем в регионах и т. д.).

В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА».

Источник: ZEN.YANDEX
Источник фото: SMI2

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Не до смеха...: По поводу проекта «Одноэтажная Россия»