Национальные программы Сбытовой, Производственной, Потребительской кооперации и муниципальных рынков могут стать важным фактором сдерживания цен на продукты питания, наряду с госрегулированием цен на основные виды сырья.

1990-е годы обычно вспоминаются в негативном ключе. Но с точки зрения опыта самоорганизации, которую тогда проявили граждане, бизнес и власть, эти годы бесценны.

Главная черта, отличающая тот период от современного — почти полное неприменение властью своей «запретительной» функции. Чиновники просто всё разрешали: торгуйте где хотите, на улицах, стадионах, складах… Торгуйте чем хотите…

В результате такой «разрешительной» роли государства быстро был сформирован «свободный» рынок для реализации как отечественной, так и импортной продукции. Советская практика «развальной» (выносной, выездной) торговли вдруг заняла существенную долю в розничной торговле. Для неё нужны были столик и весы.

На смену «развалам» быстро стали приходить киоски, которые власти разрешали ставить практически где угодно…

Потом прошла приватизация магазинов, стали появляться торговые сети: «жить стало лучше, жить стало веселей», и чиновники смекнули, что их время пришло и зарегулировали сложившуюся «народную торговлю» до её полной ликвидации. Добрались даже до бабушек и стали гонять их с привокзальных площадей: очень быстро пропали молочные продукты от личных подсобных хозяйств, даже яйца.

Появились законы субъектов федерации о регулировании розничной торговли. Государство железной рукой расчистило путь «федеральным розничным сетям». А разбогатевшие почему-то чиновники кинулись вкладываться в розничную и складскую недвижимость в целях сдачи в аренду.

Что мы имеем сегодня на рынке продуктов питания: производители — это крупные агрохолдинги, продавцы — это федеральные сети. Утверждение, что доля сетей ограничена 30–40%, не соответствует действительности: на так называемых рынках розничные продавцы торгуют той же продукцией с тех же оптовых предприятий, как и сети. На таком рынке, если есть торгующий фермер, то, как правило — в единственном экземпляре.

Конечно, Россия большая: на юге, особенно в Ставропольском крае, ситуация другая. Но к полосе Нечерноземья данное описание вполне подходит.

Наша власть оказалась не на высоте: не смогла направить вырвавшуюся народную энергию самоорганизации в созидательное русло.

Сегодня надо исправлять эту ошибку. Надо возрождать старые советские «колхозные рынки», которые обеспечивали граждан свежими, качественными продуктами питания и на которых торговали исключительно те, кто сам произвёл свою продукцию или сам привёз её из дальних регионов (в основном — овощи и фрукты).

Среди многих госпрограмм не хватает важнейших программ поддержки кооперации: «Сбытовой», «Производственной», «Потребительской».

Производителям продуктов трудно каждому в отдельности построить свои магазины, оптовые склады, холодильники. Сообща — можно, но свободных средств нет даже на это. Власть должна сама всё сделать и дать помещения таким сбытовым кооперативам в аренду на очень длительное время с правом выкупа. При этом выделяемые места должны быть лучшими.

Аналогично государство должно помочь производителям сельхозпродукции объединиться в производственные кооперативы по пищевой переработке молока, забою скотины, производству мясной продукции и т. п.

Далее: выделить из муниципального имущества помещения под магазины «новой потребкооперации» или построить новые. Сами граждане могут объединиться только после голода, как это было в царской России после голода 1861–62 гг. Не ждать же этого! Вот здесь опять видна необходимость возвращения двухуровневой системы местного самоуправления: одно дело верить выбранному мэру, другое — назначенному начальнику «территориального управления».

Надо сделать так, чтобы чиновники все свои способности к управлению социальными процессами в обществе смогли направить на созидательные программы кооперативного объединения граждан, а не на модерацию предвыборных процессов.

Источник: канал «Россия не Европа»
Источник фото: канал «Россия не Европа»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Мировоззренческий проигрыш