Проблема разработки программ политических партий в России заключается в жестком администрировании со стороны Минюста, который принимает решение о регистрации программы или об отказе. Главной целью надзора государства современной России является недопущение таких положений, которые бы даже гипотетически могли послужить основанием для подозрений в разжигании межнациональной и межконфессиональной розни.

На практике это означает всевластие чиновников, которые ограничивают использование положений, связанных с развитием понятий «русский государствообразующий народ», «русская цивилизация», «русская нация» и т.д. Предпочтение отдается понятиям «российская цивилизация», «российская нация», не уточняющим роль русского народа.

Такое положение дел до боли напоминает период СССР, когда государство строило «новую историческую общность – советский народ» при одновременной поддержке национализма других народов, которые поэтому легко сохранили свои традиционные национальные уклады в отличие от русских. Именно эта самоубийственная политика игнорирования объективного исторического закона соответствия государственного устройства чаяниям народных начал государствообразующего народа привела к распаду СССР. При этом «суверенитет» получили даже Белоруссия и Украина, искусственную национальную идентичность которых большевики взяли в основу своей политики ослабления русского народа.

Поэтому, читая программу ПАРТИИ ДЕЛА, надо учитывать существующие реалии отношений государства и общества: государство по-прежнему, как и в советские времена, не доверяет обществу, а главное – русскому народу и русской гражданской политической нации. Но мы попробуем выделить, прежде всего, положительные стороны программы, а затем дадим предложение о том, как надо, на наш взгляд, сформулировать те места, которые авторы старательно затушевали, чтобы пройти пресловутую регистрацию в Минюсте. Также снабдим текст некоторыми инициативами, которые, как нам кажется, явно упущены.
 
Заявленная партией претензия на представление интересов всей нации (или её части – части «созидателей»), а не только предпринимателей – составляет сильную сторону программы. Но именно такая заявка обязывает далее задать общий высокий уровень историософского дискурса, что не сделано (об этом ниже).

Самым сильным местом программы, на наш взгляд, является утверждение: «Базовые инфраструктурные и ресурсные отрасли в России должны быть преимущественно государственными и направлены на развитие всей экономики и благосостояние народа». Это требование соответствует критериям системы общественно-экономических отношений, описываемые понятием «государственный социализм»: базовые отрасли с естественными монополиями являются собственностью всей гражданской нации в виде государственной собственности, конкурентные отрасли экономики строятся на принципе многоукладности: частная, коллективно-кооперативная, муниципальная, государственная собственность.

Государственную собственность можно объявить «общегражданской» и часть доходов от неё начислять на «единый счет гражданина РФ», который должен быть связан и тратиться на образование, медицину, ЖКХ, например. Сегодня граждане ждут от политической элиты большей конкретики.
 
И далее авторы утверждают: «Ценообразование в этих отраслях непосредственно отражается на базовых издержках всех остальных секторов экономики и во многом определяет конкурентоспособность и рентабельность последних. Коммерциализация ресурсных и инфраструктурных отраслей и их направленность на извлечение максимальной прибыли ведет в конечном итоге к падению эффективности экономики в целом».

Совершенно верно, но отсюда один шаг к положению о необходимости госрегулирования цен в базовых отраслях не только на продукцию, но и на зарплату, но такого положения в программе нет, а без него мы столкнёмся с несправедливым распределением фонда зарплаты между руководителями и рядовыми специалистами, которое можно наблюдать сегодня в школах и больницах (разница в десятки раз!). Поэтому требование о госрегулировании зарплаты должно быть распространено на всю бюджетную сферу.

Другим очень сильным местом программы является идея «Новой индустриализации», как части государственной идеологии, опыт которой мы имеем в 30-е годы, и необходимость которой назрела. В сочетании с идеей госсобственности на базовые отрасли, которая гармонирует с «многоукладной и диверсифицированной экономикой», эта идея смотрится как вполне реализуемая, а её целью «должно быть производство несырьевых товаров».

Идея протекционизма своей промышленности с опорой на труды Менделеева безусловно также сильная сторона программы. Но предлагаемая реализация этой идеи вызывает сомнение: «Размер импортных и экспортных пошлин, субсидий должен определяться исходя из сопоставления условий производства в России и других странах…». Зачем нам заботиться о том, чтобы «выравнивать условия конкуренции между российскими и зарубежными производителями…?» Да ещё всего лишь «отдавая некоторое преимущество отечественным». Кроме Менделеева есть еще работы Данилевского, который ввёл понятие торгового и расчетного баланса в международной торговле (экспорт должен быть больше или равен импорту) при безусловном стремлении государства производить у себя готовую продукцию из своего сырья и только её экспортировать. В таких вопросах можно говорить только о максимальных целях государственной политики: только в этом случае получится некий компромисс, который авторы программы сразу ставят в виде задач таможенной политики.

Полностью согласны с критической оценкой существующей налоговой системы, которая «душит» производство. Реализация идеи «обратного «налогового манёвра», когда «понижается или отменяется налог на добычу полезных ископаемых с одновременным увеличением экспортной пошлины» давно назрела. Не обошла программа и востребованную обществом идею введения прогрессивной шкалы налогообложения. Стоило бы, правда, дать своё предложение о том, какой ПАРТИЯ ДЕЛА видит эту шкалу. Идея отмены НДС и льготы на налог на прибыль (в случае направления её на развитие, надо полагать) давно обсуждается в обществе. В этой связи надо иметь в виду, что из самого Правительства появляются «утечки» о том, что оно мыслит даже более радикально, чем авторы программы: предлагается отменить вообще все налоги, включая «зарплатные» даже, и ввести единый налог с оборота. На наш взгляд, такая идея уже более соответствует сложившимся реалиям «задушенности», прежде всего, среднего бизнеса.

Соглашаясь с критической оценкой деятельности ЦБ, который борется с инфляцией путем сжатия денежной массы, считаем меры, предлагаемые в программе, явно недостаточными. Необходимо срочно создавать отраслевые государственные банки, сотрудники которых должны знать положение в своих отраслях лучше предпринимателей. Такие банки должны стать проводниками возрождения плановой экономики, о необходимости которой отчасти говорится в программе под видом необходимости возвращения к «межотраслевым балансам».

Главная проблема существующего банковского кредитования – в его ломбардном характере. Банковские чиновники совершенно не разбираются в бизнесе своих клиентов и, нагруженные требованиями ЦБ о «резервировании», требуют от бизнеса залога, кратно превышающего сумму кредита, да ещё с личными поручительствами директоров и владельцев бизнеса. В результате сегодня в России в принципе полностью закрыта сама возможность расширенного производства: чтобы получить кредит надо уже иметь стоимость, превышающую этот кредит.

Выход из ситуации – в создании государственной страховой компании, которая брала бы на себя страхование бизнес-рисков. Необходим запрет банкам требовать личные поручительства от предпринимателей, иначе государство окончательно отобьёт охоту гражданам заниматься бизнесом.

В программе верно ставится вопрос о необходимости поддержки малых фермерских хозяйств, а не только крупных агрохолдингов. Но надо идти дальше: нужны государственные программы восстановления бытовой, производственной, потребительской коопераций, прежде всего в производстве продуктов питания. Главная проблема малых сельхозпроизводителей – в почти полной монополизации рынка продуктов питания федеральными сетями при почти полном исчезновении советских «колхозных рынков». Выход – в возрождении сбытовой и потребительской коопераций, и в госпрограмме строительства «Муниципальных рынков» совместно с местными органами власти.

Против предложений в области здравоохранения, образования, культуры и спорта ничего нельзя возразить, особенно в той части, что медицина и образование должны быть бесплатными. Но стоило бы добавить, что в целях создания социального и справедливого государственного и общественного устройства главная задача государства состоит в том, чтобы создавать равные стартовые возможности всей молодежи, независимо от материального положения их родителей.

В образовании сегодня главная проблема не в ЕГ, а в Болонской системе, согласно которой исчезло понятие «аттестат зрелости»: обязательными экзаменами являются только русский язык и математика. Другие предметы стали необязательными, даже история Отечества и Литература. Среди предложений в спортивной сфере стоило бы дать идею создания Россией своих международных организаций типа «спартакиад», сделать открытыми внутренние чемпионаты с большими призами и т.д. Это адекватный ответ на то унижение, которое нам устраивают «западные партнеры», заставляя отказываться от своего флага и гимна.

В заключении стоит сказать, что в силу необходимости решения задачи регистрации программы в Минюсте, авторы спрятали объективные явления за эвфемизмы «наша цивилизация», «наш народ» и т.д. Это в свою очередь не могло не отразиться в других разделах. Вдруг неожиданно появляется утверждение, что «роль русского народа как государствообразующего должна быть отражена в конституции», хотя уместно об этом было бы сказать в «историософском» разделе: «МЫ – НЕ ВОСТОК И НЕ ЗАПАД, РОССИЯ – САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ», в котором речь идет о непонятной «нашей цивилизации». Также неожиданно в разделе «Культура…» появляется понятие «российская цивилизация», определения которой выше нет.

На наш взгляд, сегодня после поправок в Конституцию, в которой появилось понятие «русский государствообразующий народ» (пусть только в привязке к государственному языку), Доктрины «Русский Донбасс», написанной на основе цивилизационной историософии Данилевского, неоднократных заявлений Президента о значении русского народа стоило бы дать открытый текст на строгих научных понятиях, которые уже вошли в научный дискурс России (чем и воспользовались авторы Доктрины «Русский Донбасс»). Даже возможный отказ Минюста в регистрации новой программы можно было бы использовать в целях пропаганды программы ПАРТИИ ДЕЛА и добиваться её регистрации через суд, создавая новые инфоповоды для агитационной работы. Но, скорее всего, Минюст в новых условиях зарегистрирует такую программу.

Какие главные тезисы: «наша цивилизация» – русско-славянская; «наш народ» – русский народ, он является государствообразующим и именно поэтому на этапе отстаивания своей государственности создал «нашу нацию» – «русскую гражданскую политическую нацию», в которую включил все коренные народы России на равных с собой условиях, потому что его народный характер к такому решению располагает сразу (в отличие от народов Западной цивилизации); без сохранения русского народа Россия как государство не имеет будущего и развалится, как развалилась Романовская Россия, в которой высшие сословия стали «русскими европейцами», как развалился СССР, в котором русский народ сделали «советским»; понятие «российская нация» допустима, но требует уточнения: с «русским государствообразующим ядром», но в целях краткости и задач возрождения обязанностей русского народа как государствообразующего лучше пользоваться коротким понятием «русская нация», как нас все народы называют за рубежом. Только идя от такой правильной констатации объективных явлений возможно далее сформулировать более точные подходы к разделам внутренней и внешней политики. Такие блестящие утверждения, как «народы, государства, региональные союзы и цивилизации, отстаивающие собственные интересы, остаются субъектами истории и геополитической борьбы…», обернутся адекватными практическими задачами.

На самом деле, просто констатация, что Россия – «самостоятельная цивилизация», только ставит вопрос о том, «а какая мы цивилизация», и без ответа на него невозможно построить никакой «образ будущего». Верное утверждение, что «России после распада Советского Союза был навязан отказ от собственной идеологии, при этом искусственно насаждается чуждая нам неолиберальная идеология, требующая от нас уничтожения своей геополитической субъектности и встраивания в мировой порядок на второстепенных ролях», является постановкой вопроса: «а какая идеология нужна России?» – ответ на который в целом имеется в программе, но сильно «заретуширован».

Отсутствие раздела с оценкой причин драматизма истории России ограничивает возможности программы с предложениями формы государственного устройства. Главная проблема России состоит в почти полном отсутствии национальной элиты, обладающей историческим опытом и пониманием национальных интересов России. Эта трагедия началась с петровской европейской культурной революции, в результате которой высшие сословия стали «русскими европейцами» (перестав быть «русскими славянами», «русскими грузинами», «русскими татарами»), продолжилась в советское время на основе первоначально «интернациональной» идентичности», потом «советской», продолжается и сейчас, возвращая нас к идентичности «русских европейцев», но уже всего русского народа. Если бы такой раздел был, то предложение о «президентско-парламентской республике» было бы обставлено необходимостью длительного переходного периода, задача которого состоит в том, чтобы создать самобытные институты, воспитывающие национальную элиту. Отсюда вытекает задача возвращения того состояния Земской Руси, которая смогла в Смутное время восстановить Верховную власть (как минимум возвращение двухуровневой системы местного самоуправления, порушенной сегодня), просматривается идея Земского Собора (вместо Госдумы), который бы выбирался на основе института представительской демократии из низовых органов местного самоуправления, и идея института пожизненного Президентства и т.д. Также совершенно по-другому зазвучали бы задачи «разрушения» бизнеса, так как это второй мощный институт воспитания национальной элиты. Главный принцип налоговой реформы должен состоять в невозможности преследования предпринимателя из-за ошибок в начислении налогов, что возможно только при крайне простой системе, которая сегодня есть у малого бизнеса и была у первых кооператоров в конце 1980-х годов в виде налога с оборота.

Такой подход обеспечит реализацию идеи независимости законодательной власти от исполнительной, о необходимости чего говорится в программе. А вот идею независимости судебной власти можно реализовать на основе советского опыта: вернуть прямые выборы районных судов, выборы судей каждого следующего уровня производить голосованием соответствующего представительного органа власти. Вернуть народных представителей. Распространить эту практику на арбитражных судей.

Подытоживая тезисы программы и наши предложения, девиз программы можно сформулировать следующим образом: «Традиционализм, Великодержавие, Социализм (Солидаризм?)!» и далее: «Всё у нас получится, мы знаем как!».

О традиционализме в программе достаточно написано, остается только уточнить, что идеология традиционализма сегодня противостоит идеологии имморализма, которая наступает из Западной цивилизации; понятие Великодержавия вытекает, как из всей истории Руси-России, так и из предложений: «местные земства, Земской Собор, Президент»; под понятием «Социализм» имеется в виду государственный социализм, о котором, по сути, идет речь в программе, или «социализм с русским лицом», по аналогии с тем, что провозгласили китайцы (но не «советский» 1970-х годов, когда огосударствление экономики достигало практически 100%) или замена на понятие «Солидаризм» (возможны понятия «государственно-народный социализм и народный капитализм»).

Но без отражения главной самобытной черты общественно-экономического строя России или русской гражданской нации нельзя обойтись никак, не только потому что этого ждут граждане от политиков, но и потому что они этого ждут, инстинктивно понимая, что именно России предназначено историей дать миру пример максимально гармоничного устроения общественно-экономической сферы, что советский опыт с заплаченной нацией громадной ценой не будет забыт, что мы не дурнее китайцев, в конце концов, которые, объявив «социализм с китайским» лицом, реализовали общественно-экономическую модель, в которой есть место всем формам собственности.
 
По крайней мере, именно на нерешённость этой задачи построения общественно-экономической сферы в соответствии с высокой духовной природой человека другими цивилизациями, которые решили такую задачу в других сферах культуры (греки в искусстве; римляне в праве; евреи дали миру христианство; германо-романская цивилизация в науке, технологиях, искусстве и политическом устройстве), указывает нам цивилизационная историософия Данилевского, оставляя нам решение этой исторической задачи, соответствующей чаяниям народных начал русского государствообразующего народа, к тому же отчасти реализованную на практике в Советский период.

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Почему Эрдогану необходимо приручить армию