Увы, по Москве ситуация стабильна — больше 50 смертей за сутки. И так уже долго. И одна мысль не покидает — а ведь кто-то из погибших мог бы жить, если бы сделал прививку 2–3 месяца назад. Насколько сейчас известно, привившиеся Спутником-V от ковида не умирают.

И ведь такая возможность у жителей Москвы была!

Прививки начались для групп риска еще до Нового Года, а вскоре почти любой мог записаться на прием в поликлинику, и даже пройти процедуру в каком-нибудь крупном торговом центре. Но похоже, что ажиотажа в этих пунктах нет, хотя в нашей стране привитых еще очень мало, всего несколько процентов: этого недостаточно для прекращения эпидемии.

Точно знаю по родным и знакомым, что многие тянут с прививкой. А есть и такие, кто вообще не собирается этим заниматься. Как-то обосновывают свою позицию, но, честно говоря, не хочется даже повторять эти доводы, а уж тем более что-то там разоблачать.

В конце 18-го века во Франции умер король Людовик 15-й. Умер от оспы, которая косила тогда европейцев как косой, со смертностью среди заболевших до 30%. Русская императрица Екатерина 2-я отозвалась на это событие так: «Довольно стыдно французскому королю умереть от оспы в наш 18-й век». Сама она прошла вакцинацию («вариоляцию») и сделала прививку и сыну-наследнику, хотя в те времена процедура была небезопасна и могла кончиться заболеванием и даже смертью. Но сама оспа была гораздо страшнее, тем более что даже выздоровевшие часто были обезображены или лишались зрения.

Ну, а сейчас-то 21-й век, не 18-й! Я понимаю, не все как Екатерина Великая, но тем не менее….
Ковид относительно безопасен для детей и молодежи, у них он протекает часто бессимптомно или в виде ОРЗ. Вот они-то частенько и приносят болезнь в семью, старшим родственникам, которые могут даже и не выходить на улицу. Тут ситуация хуже: смертность среди попавших в статистику — более 3%, то есть в среднем один из 30-ти заболевших умирает. В среднем смерть наступает на 21-е сутки с начала болезни. Многие очень тяжело переносят болезнь, выглядят как постаревшие лет на пять, некоторых уже после выздоровления настигают всякие болячки, связанные с сосудами. Проследить связь с коронавирусом тут трудно, но частота инсультов среди перенесших ковид, по информации, например, из США — увеличена. То есть болезнь гораздо опаснее вакцины, во много-много раз, и очевидно, что жителю большого города не удастся отсидеться, если он ходит на работу и живет активно, где-нибудь да подхватит.

Что происходит в нашем обществе, откуда столько боящихся вакцинироваться? Я знаю случаи, когда таковы целые коллективы — взрослые, образованные люди, в одном коллективе были даже умершие, и всё равно — не вакцинируются. Дескать, «вот от английской вакцины кто-то умер — вдруг и от нашей есть побочка?».

Я вижу причину в том, что в наш «просвещенный век» качество этого самого просвещения сильно упало. Я много лет преподавал, и знаю, что знания, полученные в детстве, потом не исчезают. В отличие от знаний высшей школы. Как говорят на Востоке: «Учение в молодости — резьба по камню, учение в старости — черчение на песке». Первые детские стихи, которые учил в первых классах, все помнят и сейчас. Но вот чего-то, связанное с медициной, с физиологией человека — у очень-очень многих нет. Вроде бы должны были проходить эту тему: Пастер, Мечников, коровья оспа, первые вакцины, опасения консерваторов — но, как оказалось, ноль. Никто ничего не знает, обрывочные сведения получены в лучшем случае из телевизора, где, как на грех, скорее услышишь о проблемах конкурентов наших вакцин, чем о механизме действия вакцины и о причинах, по которым необходимо привиться.

Короче говоря, пандемия высветила многое, что нужно изменить в нашей жизни. Как заметил один американец: «мы семьдесят лет готовились к бактериологической войне, а когда она случилась, что у нас нашлось? Марлевые повязки?». Кстати, и за повязки-то американцы с западноевропейцами на кулачках сражались, был такой случай в каком-то китайском аэропорту, где партию повязок не поделили.

И, как ни странно, высветились и проблемы в образовании. Да, у нас, как оказалось, есть хорошие ученые, и вирусологи, и математики, но вот что касается народного образования, увы, увы.
Конечно, не хочется новой реформы образования, сколько их уже было! Я сам, помнится, попал в такой неудачный год, когда нас учили, что неправильно говорить «треугольники равны» — надо говорить «треугольники конгруэнтны». Советская школа не была свободна от недостатков, например, она была явно перегружена филологией, даже можно сказать лингвистикой. А ведь говорили классики, тот же Ломоносов, что предки наши писали правильно, не только не зная грамматики, но и не зная о ее существовании. За время реформ образование заметно девальвировалось, это видно по тому, что мало кто сейчас умеет различать «тся» и «ться». Но это беда не большая, жизни не угрожает, в отличие от непонимания важности вакцинирования.

Среднее образование должно готовить молодых людей к практической жизни. Основная его задача — не подготовка будущих ученых, этим займется высшая школа, основная задача — дать возможность людям одной нации общаться на понятном языке. Не знаю, как кому, а я убежден: обновление учебных программ средней школы — это задача важнейшая, не менее важная, чем реформы экономики или внешнеэкономической политики.


В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»

Источник фото: rammedcentr.ru

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
О среднем образовании, мягкой силе и шакале Табаки