Сентябрь 2021 г. Завершающий этап парламентских выборов, дискуссии кандидатов. Один из таковых в споре с оппонентами бросает фразу: вы хотите опять 1937 год? Нет, я лично не хочу. Полагаю, никто не хочет. Но я, как и все честные историки, хочу, чтобы рассекретили документы пленумов ЦК ВКП(б) и заседаний Политбюро ЦК 1936 — 1937 гг. которые по инициативе Никиты Хрущева были строго засекречены, хотя он в своей огульной речи о «преступлениях И. В. Сталина», апеллировал именно к событиям того периода и запустил в обиход термин «сталинские репрессии». Плюс, работала целая команда специалистов по «исправлению неправильных текстов». При правлении Горбачева к ряду отобранных документов на тему «сталинских репрессий» допускались лишь избранные антисталинисты типа генерала — предателя Волкогонова, Коротича, Р. Медведева и т. п. При Ельцине вообще (1994 г.) гриф секретности на протоколы Пленумов ЦК и другие документы был повышен, и даже комиссия по рассекречиванию и введению в оборот ранее секретных документов, ничего не могла сделать. Или не желала того. Вопрос: что же прячут господа демократы и либералы от глаз народа и исследователей, но регулярно вбрасывают термин «сталинские репрессии» приводят страшные цифры как страшное пугало?

Попытаюсь кратко изложить суть репрессий, пользуясь глубокими исследованиями Ю. Н. Жукова, А. Г. Маленкова, Е. Ю. Синицына, а также другими источниками.

Итак, только факты со ссылкой на источники. 1929 год был объявлен годом великого перелома, Сталин укрепил свои позиции и стал принимать решения, позволяющие серьезно улучшить условия жизни большинства советских граждан, вернуть ранее осужденным и лишенным гражданских прав. Пробежим кратко по некоторым актам того времени. В январе — феврале 1934 г. состоялся ХV11 ВКП(б), , вошедший в историю страны как съезд победителей. На съезде были подведены итоги первой пятилетки. Было построено более 1500 промышленных предприятий, в том числе гиганты индустрии, чем была заложена прочная база обороны страны; создана вторая, после Криворожско — Донбасской, Уральско — Сибирская угольно металлургическая база. 10. 1935 г. — отмена карточной системы и восстановление свободной продажи продуктов питания. 25.12. 1935 г. решение Пленума ЦК партии о завершении третьей чистки партии, начатой в 1933 г. 30.12. 1935 г. в «Известиях» опубликовано постановление ЦИК и СНК СССР «О приеме в ВУЗы и технические училища», которым отменялись все ограничения (дискриминация) по социальному положению. 01.01.1936 г. — отмена карточек на промтовары. 01.02. 1936 г. — ликвидация системы привилегированной торговли (Торгсин). 21.04.1936 г. — отменены все ограничения для службы казачества в Красной армии. 03. 03. 1936 г. объявлен новый конкурс на создание школьного учебника по истории. Дополним улучшение отношений с православной церковью. 07.02.1936 г. по инициативе Сталина была закрыта Коммунистическая Академия и оставалась только Академия наук СССР, а затем были ликвидированы пролетарские творческие союзы (писателей, художников, композиторов, архитекторов и т. д.) и созданы внеклассовые творческие союзы. Тогда же, в 1936 г. было восстановлено празднование Нового года, опять же при поддержке Сталина, хотя противников было много, в том числе членов ЦК партии. Была запущена программа подготовки к всенародной памяти со дня столетия со дня гибели А. С. Пушкина. Но, как представляется, важнейшим событием для страны и народа являлась программа последовательной реабилитации неправедно репрессированных граждан. 26. 06. 1935 г. — решение Политбюро ЦК ВКП(б) о снятии судимости с колхозников, осужденных сроком до 5 лет. Судимость снята с 769 тыс. человек. 04.04. 1936 г. — амнистированы и восстановлены в правах осужденные по делу Промпартии. 23.07. 1936 г. — постановление о возвращении высланных из Ленинграда по делу об убийстве С. М. Кирова. 22.09. 1936 г. — возвращение в армию знаков различия и чинов.

Параллельно с мерами по демократизации общества, И. В. Сталин и его единомышленники вели напряженную работу по подготовке новой Конституции страны. 30 апреля 1936 г. «Первоначальный проект Конституции СССР» был представлен членам Политбюро и членам конституционной Комиссии. Принципиальные отличия от Конституции 1924 г. заключались в следующем:

1. Исключено упоминание о мировой революции, как главной цели страны.

2. Провозглашалось избрание депутатов на основе всеобщего, равного, прямого избирательного права. Избирательные округа организовывались по территориальному, а не производственному принципу. Выдвигать кандидатов могли (кроме компартии) профсоюзы, кооперативы, молодежные организации, культурные общества.

3. Гражданам СССР обеспечивалось право объединяться в общественные организации.

4. Высшим законодательным органом становился Верховный Совет СССР (ст. 32), а высшим исполнительным органом Совет Народных Комиссаров (правительство), подконтрольный Верховному Совету. Предлагались впервые независимость судей и выборность судей районного уровня гражданами района.

5. И, пожалуй, самое важное — выборы должны быть альтернативными: на каждое место должны выдвигаться несколько кандидатов и выдвигать их имели право общественные организации.

В целом избирательная организация лишала пролетариат каких-либо преимуществ, а обкомам и крайкомов не оставляла весомых рычагов влияния на формирование советских органов. Напомним, что согласно Конституции 1924 г. один депутат от горожан избирался от 25 тыс. человек, а от селян — от 125 тыс. Избрание депутатов Верховного Совета СССР происходило не прямыми выборами, а выборщиками. Представители духовенства, буржуазии, дворянства, офицеры, кулаки и их потомки были лишены избирательных прав, теперь же все социальные слои граждан уравнивались в правах. Это был серьезный прорыв к единству советского общества. И за этим стоял Сталин.

5 марта 1936 г. в «Правде» было напечатано интервью И. В. Сталина руководителю американского газетного объединения «Скрипс — Говард Ньюспейперс» Рою Уилсону Говарду. Процитируем некоторые ответы И. В. Сталина: «Избирательные списки на выборах будет выставлять не только коммунистическая партия, но и всевозможные беспартийные общественные организации. Миллионы избирателей будут подходить к кандидатам по их делам, отбрасывая негодных, вычеркивая их из списков, выдвигая лучших и выставляя их кандидатуры… Вообще, равные, прямые и тайные выборы будут хлыстом в руках населения против плохо работающих органов власти».

Все советские газеты опубликовали это интервью и народ воспрянул в надежде на справедливость. Но, представим себе как отнеслись к этому партократы. И стали, естественно, кое- что предпринимать. Троцкий из — за рубежа затрубил о предательстве идеалов мировой революции, зашевелились остатки правой и левой оппозиции, стали чаще встречаться между собой секретари обкомов и крайкомов. Сталин, выступая на пленуме ЦК партии 23 февраля 1937 г., сказал, что оппозиция угрозы для страны и партии не представляет. И твердо высказался против огульного шельмования членов партии лишь потому, что «когда — то шел по одной улице с троцкистом или обедал в столовой по соседству с Троцким». Осудил лидер партии массовое исключение из партии (с 1922 по 1936 гг. было исключено 1,5 млн. человек) . Важным прозвучало заявление Сталина о том, что «партийные организации будут освобождены от хозяйственной работы… Надо усвоить метод большевистского руководства советскими, хозяйственными органами, не подменять их и не обезличивать, а помогать им, укреплять их и руководить через них, а не помимо их» . Приведу еще несколько мыслей сторонников Сталина, участвовавших в разработке новой Конституции. Я. А. Яковлев, непосредственный участник написания конституционного проекта. «Когда КПК (комиссия партийного контроля — Л.И.) ознакомилась с 155 исключенными на трех предприятиях, из них 62 исключили за пассивность. Из этих 155 две трети работают на производстве более 10 лет. 70 — токари, слесари, шлифовщики, инженеры, техники. … На сети железных дорог — насчитывается 75 тыс. исключенных, при общем числе коммунистов 155 тысяч. В 1935 г. товарищ Ежов поставил вопрос перед москвичами: у вас плохо с поиском и изгнанием из партии врагов? В ответ на это ряд организаций быстро нагнал нужный процент». Г. М. Маленков: «Настоящие, а не мнимые троцкисты составили, в общем, не более одной десятой исключенных… Первые секретари создали чуть ли не повсеместно своеобразные личные кланы партбюрократии». А. А. Жданов: «Проверка тайным голосованием (предусматривалось тайное голосование и при избрании партийных органов — Л.И.) будет самой основательной проверкой наших работников, потому что тайное голосование представляет гораздо более широкие возможности отвода нежелательных и неугодных с точки зрения масс, кандидатур чем это было до сих пор». Поддержал конституционный проект и В. М. Молотов, при этом остро затронул тему осуждения за т.н. вредительство. Подчеркнув при этом, что нужно не бросаться с обвинениями о вредительстве, а соблюдать технологические процессы, проводить регулярный планово — предупредительный ремонт, соблюдать положение об охране труда и технической безопасности.

Однако реакция большинства выступающих членов ЦК партии (численность членов ЦК составляла 120 человек) было совершенно обратной — игнорирование обсуждения сути докладов и яростные требования расправы с врагами народа. Группа сторонников Сталина в ЦК численно значительно уступала ее противникам. В Политбюро ЦК (9 членов) сохранялось неустойчивое равновесие. Тем не менее, в марте 1937 г. Политбюро утвердило постановление «О прекращении производства дел о лишении избирательных прав граждан СССР по мотивам социального и имущественного положения и прошлой деятельности» . Вслед за этим было выпущено постановление Политбюро, в котором осуждалось огульное обвинение хозяйственников, а генеральному прокурору СССР было поручено пересмотреть судебные решения, вынесенные шахтерам Донбасса. Народ подобные решения приветствовал, по этому поводу собирались митинги (тогда ограничений на митинги как сейчас, не было), вывешивались одобряющие решения группы Сталина транспаранты. Но именно тогда стали созревать заговоры против Сталина, включая военный. На очередном (июньском 1937 г.) Пленуме ЦК состоялась проба сил. С докладом о новом избирательном законе выступил Я. А. Яковлев, сообщивший, что согласно новой Конституции, выборы становятся всеобщими, равными, прямыми и тайными. Далее: «Конституция СССР предоставляет каждой общественной организации и обществу трудящихся выставлять кандидатов в Верховный Совет… Эта статья имеет огромное значение, она внесена по предложению товарища Сталина…эта статья обеспечивает подлинный демократизм на выборах в Советы. На окружные избирательные комиссии возлагается обязанность зарегистрировать и внести в избирательный бюллетень по соответствующему округу всех без исключения кандидатов в Верховный Совет, которые выставлены общественными организациями… К кандидатам в депутаты не предъявляется никаких особых требований, кроме предъявляемых к любому избирателю… От общественных организаций, выставляющих кандидатов, требуется лишь, чтобы они были зарегистрированы в установленном порядке и предъявили протокол собрания или заседания, выдвинувших кандидата, по установленной форме в избирательную комиссию». Естественно, в этом законе властвующая элита республиканских, областных и краевых комитетов партии увидела для себя серьезную угрозу. Потому что, именно народ становился над ними, становился реальной властью. К тому же, И. В. Сталин неожиданно предложил Пленуму ЦК, сделав оговорку, что это временная мера, использовать для беспристрастного контроля за выборами представителей общественных организаций, а не ВКП(б). Казалось бы, решения Пленума ЦК покончат с репрессиями и страна будет готовиться к первым в истории России демократическим народным выборам всех уровней. Но… Пленум ЦК ВКП(б) принимает постановление, в котором говорилось: «ЦК ВКП(б) предлагает всем секретарям областных и краевых организаций партии и руководителям региональных НКВД взять на учет всех вернувшихся на Родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные, менее активные, но все же враждебные элементы, были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД. … ЦК ВКП(б) предлагает в пятидневный срок представить состав троек, а также количество, подлежащих расстрелу, равно как и количество людей, подлежащих высылке».

Вот такой крутой и неожиданный и нелогичный разворот. С одной стороны, Сталин и его меньшинство сторонников в ЦК запускает процесс демократизации страны и прекращение репрессий, принимает ряд серьезных мер по реабилитации ранее осужденных и лишенных прав, а в результате обсуждения принимаются решения усиливающие репрессии и без суда и следствия тысячи людей приговариваются к расстрелу и высылке в места отдаленные. Причем списки «виновных» требуется представить уже через пять дней. Явно это антисталинский был сговор, призванный отменить все демократические решения и дискредитировать всю политику единения народа в условиях приближающейся войны. Партийные бароны показали свою силу и реальную власть партократии. ЦК партии разрушил ростки демократического обновления страны и установления правовых норм в обществе и государстве, и выступил одномоментно в трех ипостасях — следствия, обвинения и суда. А состоявшаяся вслед за Пленумом ЦК партии сессия ЦИК СССР (Центральный исполнительный комитет советов) единогласно утвердила " Положение о выборах в Верховный Совет СССР». Т.е, избирательная система, предложенная группой Сталина, стала законом. Страна, ее властная система встала «враскорячку». Есть закон о выборах, но параллельно запущен скорый механизм уничтожения всех, кто попытается его исполнять. Естественно, наиболее ретивые первые секретари партийных обкомов и крайкомов тут же приступили к реализации демонтажа закона о выборах. Одним из наиболее ретивых оказался Н. С. Хрущев, руководивший московской парторганизацией. Выступая на партактиве 4 июля 1937 г. своей организации, он восклицал: " Каждый партийный и непартийный большевик должен помнить, что враги народа, подонки эксплуататорских классов — японо — германские фашистские агенты, троцкисты, зиновьевцы, правые, эти шпионы, диверсанты и убийцы, будут всячески использовать выборы для своих враждебных контрреволюционных целей….Разоблачение, выкорчевывание и разгром всех врагов народа является важнейшим условием успешного проведения выборов в советы, осуществления Сталинской конституции и дальнейшего победоносного продвижения нашей страны к коммунизму». Никита поставил в качестве главной задачи подготовки к выборам массовые репрессии и указал по каким пунктам обвинения расстреливать «врагов». А 7 июля 1937 г., то есть на следующий день после опубликования речи Хрущева, А. Я. Яковлев на сессии ЦИК представляя проект Положения о выборах, говорил о том, как обеспечивается всеобщее, равное и прямое избирательное право, тайное голосование, как выдвигать своих кандидатов и т. д. Но в это самое время уже потоком шли списки приговоренных к расстрелу и высылке. Больше всех предлагал расстрелять Н. С. Хрущев — 8500 человек, выслать и репрессировать — 32 850 москвичей. Старались не отстать и другие партийные секретари, но мы отметим тех, кто поступал разумно и гуманно — их было явное меньшинство: Молдавская ССР — 11 на расстрел и 248 — на высылку; Карельская АССР — 12 и 74 соответственно; Удмуртская АССР — 63 и 423: Крымская АССР — 143 и 1383. Видимо, это были люди, на которых уже были заведены уголовные дела или вынесены судебные решения, и пришлось только бандита и убийцу перквалифицировать в троцкиста или зиновьевца. А кого -то объявить шпионом. Несколько позже Хрущев обратился к Сталину с просьбой увеличить (почти на 3 тыс. человек) квоту на расстрел. Сталин ответил в сердцах: «Уймись, дурак». Вот такой культ личности Сталина. Состоялся и приказ наркома внутренних дел Ежова, где были такие строки: «Приказываю: с 5 августа 1937 г. во всех республиках, краях и областях начать операцию по репрессированию….». Завершить операцию следовало к 5 — 15 декабря 1937 г. Расстреливались не только рядовые граждане, но и партийные руководители. Уже в июле 1937 г. были арестованы и расстреляны 7 секретарей обкомов и крайкомов, не замеченных в связях ни с Троцким, ни с Зиновьевым, но являвшимися профессиональными партийными работниками. Сталин потерпел серьезное политическое поражение. Но не сломался. Ему ничего другого не оставалось как «зажечь встречный пал» — запустить процесс репрессий против тех, кто их развязал. Но альтернативные выборы так и не состоялись. 10 октября 1937 г. в предверии Пленума ЦК партии, состоялось заседание Политбюро ЦК. В. Молотов внес концепцию выборов в первоначальном виде. В ходе обсуждения (протокол не сохранился, вероятно был позднее уничтожен) напротив положения об альтернативных выборах появилась в скобках приписка- (не обязательно). Обсуждение было бурным, судя по тому, что Пленум был отложен на сутки. Пленум ЦК утвердил это «не обязательно». Сталин проиграл и в Политбюро (9 членов) — его поддержали, по мнению Ю. Н. Жукова лишь Молотов, Андреев и Калинин. Против выступили Ворошилов, Каганович, Косиор, Чубарь, Микоян, и на Пленуме, но сохранил свой пост секретаря ЦК, лишившись приставки «генеральный» и до мая 1941 г. никаких (кроме общественных) других должностей не занимал, не был членом правительства, ни, тем более главнокомандующим вооруженными силами. Но, как представляется автору, после расстрела Ежова, новый нарком НКВД Л. Берия (полагаю, не без желания И. В. Сталина) со многими «активистами» выкорчевывания «врагов народа и иностранных шпионов» рассчитался. Жаль, не со всеми, а с Хрущевым — в первую очередь.


В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»

Назад к списку
Поделиться