В СМИ, социальных сетях и даже в кругах профессионалов-экономистов идут активные обсуждения каких-то иных элементов очередной денежной реформы.

Но если, предположим, смена дизайна купюр нам интересна только в плане визуального разнообразия, то возможные дефолт или серьезная девальвация рубля куда важнее для жизни каждой семьи. Если это сбудется, то данные факторы можно считать очередным экономическим потрясением.

Не претендуя на знание планов руководства страны, я все же попробую, основываясь на своем опыте предпринимателя и знаниях доктора экономических наук, высказать свое видение экономических вызовов, стоящих сегодня перед Россией.

Нам придется вспомнить несколько цифр, которые помогут даже не специалисту понять, в каком экономическом положении мы сегодня находимся. Данные 2021 года пока неполные и предварительные, поэтому я буду оперировать ситуацией по 2020-му году, тем более, что с новой волной пандемии она, боюсь, рискует повториться.

В целом экономика России по итогам 2020 года упала, минимум, на 3,1%, но я бы лично увеличил эти цифру Росстата на пару процентов — ведь многие эксперты говорят, что падение куда глубже. В любом случае — это самый большой спад после кризиса 2009 года.

Что конкретно повлияло на падение ВВП страны в 2020 году? Внутренний конечный спрос в стране упал на 5% в годовом выражении. Добавленная стоимость в отраслях, ориентированных на обслуживание населения, сильно упала. Очень плохо до сих пор малому бизнесу, гостиницам и ресторанам, только в прошлом году «упавшим» на 24%.

Пострадали учреждения культуры и спорта (падение — 11,4%). Просела выручка предприятий транспорта — более, чем на 10%. Не досчитались выручки и организации, оказывающие прочие услуги населению — до 7%. И прошу учесть, что это данные только по «белому сектору» экономики, а ведь не секрет, сколько людей и организаций у нас работало «в тени». И там помощи вообще никакой не было, и крах этих моделей предпринимательства куда более серьезный. Хороши ли эти модели, плохи ли — речь не об этом, а о том, что падение выручки и доходов сильно отражается на финансах страны, регионов. Все это, так или иначе, ведет к ослаблению рубля.

По стране за год промышленное производство снизилось почти на 3%. Зато почти на 4% выросло конечное потребление сектора государственного управления и некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства. Причина — увеличение расходов на здравоохранение и другие виды деятельности, связанные с борьбой с пандемией COVID-19.

Увеличение добавленной стоимости в сфере финансов и страхования — плюс 7,9% за год, и это произошло за счет роста спроса на финансовые услуги. Дефицит российского бюджета по итогам 2020 года составил 4,1 трлн рублей, или почти 4% ВВП.

Эти данные я привожу для того, чтобы показать, что нашей национальной валюте в таких экономических условиях очень плохо. И ее открытая и сильная девальвация откладывается лишь «героическими усилиями» ЦФ РФ, оперирующего разными хитрыми финансовыми инструментами.

Да и как можно ожидать устойчивости или укрепления рубля, если, по оценке Счетной палаты, среднегодовой темп роста экономики с 2013 по 2019 год составил всего 0,9%? А по прогнозу МВФ, среднесрочный потенциальный рост ВВП России — всего лишь 1,6%.

В таких условиях выжить может лишь крупный, олигархический бизнес, существующий на «подсосе» у госбюджета, на выгодных государственных подрядах, бизнес, получающий валюту, как выручку за сырье.

Тем же бизнесменам, кто имеет дело с рублем и не имеет господдержки в кризисное время — крайне тяжело выживать, и только в одной моей Саратовской области за год закрылись до 17 тысяч предприятий МСП. Из них — 3679 коммерческих организаций, более 13 тысяч ИП и КФХ, то есть, в общей сложности 16715 субъектов бизнеса.

Думаю, моя родная Саратовская область сегодня представляет не исключение со своими трудностями, а, скорее, она существует, как показатель истинного положения дел. Ведь даже по официальной статистике продукции сельского хозяйства за 3 месяца 2021 года произведено на 3% меньше. По строительству в Саратовской области падение за этот период на 18%, по обороту общепита — на 6,6%. Где прикажете людям работать, если рабочие места не только не создаются, но резко сокращаются? Что уж говорить о средних зарплатах по Саратовской области, которые даже по официальным данным после вычета НДФЛ не дотягивают и до 28 тысяч? Денежные доходы в Саратовской области (в расчете на душу населения) оказались в 1 квартале — 21 571 рубль. То есть — позорно низкими. При том, что по ПФО этот показатель составил 26 тысяч 198 рублей, не говоря уж о среднероссийском показателе в 32 тысячи 612 рублей.

Монополисты и концессионеры в областном центре распоясались. Те же пресловутые электросети (ЗАО и ООО «СПГЭС»), имеют общую годовую выручку в районе 12 млрд рублей. При этом Саратов за сетевое хозяйство, все эти огромные объемы сданной в аренду недвижимости (так толком и не подсчитанные!) получает около 64 миллионов рублей в год. Почему такие жалкие крохи? Потому что налицо пример дичайшей коррупции и кумовства на местном уровне. И так происходит во многих сферах экономики региона. Ослабляется эта экономика растущей коррупцией? Несомненно, ослабляется, как и рубль.

В общем — беда. Отсюда растет явная и скрытая социальная напряженность. А сколько таких регионов по России? Думаю, что большинство. И пока межбюджетные отношения у нас остаются в нынешнем неприемлемом виде — о развитии даже думать не приходится.

Отражается ли это положение вещей в экономике, в социальной сфере на «самочувствии» нашей национальной денежной единицы — рубля? Еще как!
Итак, мягко скажем, что ближайшие экономические перспективы страны весьма неоднозначны. Так возможна ли денежная реформа в России 2021 года, информация о которой все чаще всплывает в СМИ?

С одной стороны, в стране сегодня имеется огромный резервный фонд. При этом дефицит бюджета сравнительно небольшой. Вроде бы, с макроэкономикой все в порядке. Но, с другой стороны, мы все можем спросить — а как так получилось, что при огромных финансовых запасах страны доходы малого бизнеса, доходы большинства россиян продолжают падать? А рубль — явно слабеет?

Эксперты, с которыми я лично согласен, говорят: эти огромные финансовые запасы необходимы финансовым властям России для девальвации курса рубля, чтобы поддерживать его на заниженном уровне. Это помогает нашим «избранным господам» — экспортерам получать дополнительные и огромные рублевые прибыли от экспорта нефти.

Итак, с девальвацией все более-менее понятно: она уже идет, что называется, тихой сапой. И идет она, как снижение уровня доходов, явно не в интересах большинства населения страны.

Нам показывают официальную инфляцию в 4–5%. Но как ее считают? Берут цену космической ракеты, которая даже не выпускается, и цену килограмма гречки. Затем стоимости эти складывают. Инфляция в таком случае выходит невысокая, этим можно везде гордиться. Зато гречка в магазинах может при этом разом подорожать на 30–40%. А в нищету, по честным подсчетам социологов, при такой экономической политике у нас в год опускается дополнительно примерно по 300 тысяч человек. И куда мы так придем лет через 10–15?

Что же касается смены дизайна купюр — говорят, такой вариант денежной реформы в России-2021 есть в планах правительства и Центробанка на ближайшее время. Будет ли при этом деноминация, то есть, назначение нового номинала банкнот? Даже если и будет, то обычно при деноминации покупательная способность валюты относительно других не меняется. Здесь ждать экономических потрясений не придется. Даже девальвацию мы не можем назвать таким потрясением, а, скорее, медленным загниванием нашего, даже относительного финансового благополучия.

Специалисты говорят, что деноминация, если ее и проведут, все-равно не позволит всерьез сократить преступные схемы расчётов в теневой экономике. Ведь владельцы серых схем просто переведут свой капитал в иностранную валюту, криптовалюту, фьючерсы, выведут деньги в офшоры. Самое плохое, что можно ждать — деноминация приведёт к округлению цен. И мы знаем по опыту, что округлять цены у нас всегда предпочитают в большую сторону.

Подводя итог, я могу сказать, что серьезных потрясений экономики мы вряд ли дождемся к осени, ведь грядут серьезные федеральные выборы. А загадывать по нынешним неспокойным временам более, чем на полгода, думаю, нам не стоит.


В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Новые тарифы — пример нового бесстыдства