По роду своей деятельности я связан с образовательной сферой, поэтому мне близки те проблемы, с которыми сталкиваются молодые люди при выборе своего пути в жизни.

И вот я замечаю некоторые установившиеся соотношения, скажем так - определенные константы, которые остаются удивительно неизменными во все времена и даже — для разных стран. Ну, пусть — только во времена и в странах, доступных для нашего осмысления. И отсюда возникают некоторые соображения.

Как молодой человек строит свою жизнь? Перед ним выбор: деньги или карьера. И, соответственно, он видит и оценивает стимулы, которые могут подвинуть его к тому или другому выбору.

Вот как это было на моем примере (типичном, как я потом убедился). После восьми классов можно было пойти в техникум (примерно как сейчас колледж). Я пошел на завод. В инструментальном цехе я зарабатывал 80 руб. в месяц — немного, поскольку имел невысокий разряд и получал наряды на изготовление все время разных деталей (из-чего приходится часто переналаживать оснастку).

Но у меня был выбор — перейти в соседний механический цех, где станочники работали на массовых сериях и зарабатывали до 200–230 руб.

Для сравнения — такую зарплату я стал получать только через 15 лет, закончив университет и аспирантуру; до этого на разных работах, от слесаря, электромонтера и до дворника, получал не более 90 руб.

Почему я не выбрал этот простой путь — путь быстрых и надежных денег? Потому, что эти 200–230 руб. — это и потолок. Это и максимум дохода до пенсии, и рост только в разрядах (в бригадиры и мастера квалифицированные рабочие не шли, поскольку при этом они сразу сильно теряли в зарплате).

Как можно было заработать больше? Пойти работать на рыболовные суда, но там все зависело от улова. Или в шахту, шахтеры зарабатывали до 700–800 руб.

Теперь о карьере. Самой простой путь — пойти в армию. Я мог пойти в суворовское училище и, если все будет нормально, то к отставке получить генерала. Минус — всю жизнь жить по команде и до пенсии не иметь постоянного места жительства. Зато пенсия довольно высокая.

Другая карьера — партийная, или, как сейчас говорят — жизнь в политике. Реальный рост — если все нормально, до секретаря обкома. Минус — все время держать нос по ветру, не иметь нормальной профессии и тоже быть готовым ехать жить, куда прикажут.

Вот такие альтернативы для человека с совершено нулевым стартовым жизненным «капиталом».

Я выбрал, что называется, средний путь. На это пути были, конечно, развилки, но я их по разным причинам игнорировал.

Какой это средний путь? Иметь профессию на уровне, позволяющем не зависеть от изменений конъюнктуры (и от угождения начальникам) и вести довольно независимый образ жизни.

Идеал на этом пути был такой: доктор наук, профессор, заведующий кафедрой. Базовый оклад — 400 руб., плюс совместительство еще до 200 руб. Всего — 600 руб. в месяц (не считая еще всякие возможные мелкие доходы — от статей, книг, и т. д.), при очень невысокой, в среднем, трудовой нагрузке и практически без всякой ответственности (административной, материальной, и т. д.). Для сравнения: союзные министры имели оклады на уровне 500–550 руб., а министры РСФСР получали не более 350–400 руб.

Что могло быть выше? Заработки на урановых шахтах или на Шпицбергене — до 1000–1200 руб. Минусы понятные.

По карьере — «самый верх», конечно, это — секретари ЦК партии и члены Политбюро ЦК КПСС, зарплаты до 800 руб. Но эти должности, понятно — штучные и принимать их во внимание нормальному человеку нет смысла.

Еще раз подчеркиваю — речь идет о выборе пути для абсолютно ординарного человека, с абсолютно средними способностями и без какой-либо протекции с любой стороны.

Почему я считал все эти альтернативы для себя вполне ординарными и доступными?

В нашем доме жила семья, в которой отец моего друга работал на Шпицбергене. В моем цеху, на соседнем станке работал токарем летчик-генерал. Мои два дяди, которые прежде работали на том же заводе, оба стали генералами (старший дослужился до генерал-полковника, был командующим Одесским военным округом). При этом оба не были кадровыми военными: в войну ушли в ополченскую дивизию (в которых потери были особенно высокими) и военное образование получили уже старшими офицерами.

И в университете я видел, как живут и чем занимаются заведующие кафедр. А находясь потом на госслужбе, я видел, как работают министры и высшие партийные функционеры.

Отсюда понятия о доступности всех этих альтернатив и понимание их плюсов и минусов. В моем выборе все предельно просто и супернадежно. Написать две диссертации — только затраты времени, поскольку ничего нового писать тогда было нельзя и потом тупо высиживать свои стажные сроки. Всё!

Значит, соотношения такие: или сразу (и навсегда!) 200–230, или, если потерпеть 15–20 лет — 600 руб. Если желать больше — то много рисков и еще куча всяких других минусов.

Дальше самое интересное. Прошло много времени, другая страна, другие люди. США — нынешнее время. Молодой человек может там легко поступить и закончить хороший профессиональный колледж, получить специальность и начать сразу зарабатывать 3–4 тыс. дол. в месяц (в США заработки считают по годам, но я для простоты сравнений буду приводить их к месячному доходу).

Сразу и без обучения он может зарабатывать еще и больше — до 8–10 тыс. дол., как водитель фур, и до 12 тыс. — как шахтер в Нью-Йорке. Но это один и тот же доход до пенсии. А получив хорошую специальность, работая по которой с несравненно меньшими затратами трудовых усилий, можно дойти до этих же уровней быстрее и легче — просто за счет накопления навыков, опыта и в порядке профессионального роста.

Теперь, какие есть потолки заработков. На шахтах Аляски и  на нефтяных платформах можно зарабатывать до 15–16 тыс. дол. Столько же примерно зарабатывают и федеральные министры. Военных я не беру, их оклады меньше. Больше всех у них получают командиры атомных подводных лодок, но они занимают эти должности не более 7–10 лет.

Профессора университетов имеют оклады в пределах 5–6 тыс.дол. в месяц, но они зато имеют небольшую трудовую нагрузку, длинные отпуска и обычно раз в пять лет им предоставляется еще и свободный год (с полной оплатой) для «творческих занятий».

Плюс к свободному времени у них еще масса возможностей для подработок. Здесь, конечно, все очень индивидуально, но при небольшой ловкости можно легко иметь еще 25–40 тыс. дол. в год. Но, понятно, что дойти до этого уровня можно лет за 15–20, не раньше.

И теперь — главное! Что меня особенно удивило. Соотношение доходов, с учетом трудовых затрат, и плюсов и минусов в рассмотренных занятиях и профессиях, очень близкое для обеих стран. Практически совпадающее: пределы 90 — 1000, мой выбор — 600 руб. — для СССР и 5 тыс. — 16 тыс. и аналогия моему выбору — 9–10 тыс. дол. — для США. Приведем и средние зарплаты: для СССР — примерно 145 руб., для США — примерно 3 тыс. дол.

Разные времена, разные строи, разные системы, разные климаты, разные народы, а реальные выборы для молодых людей — практически одни и те же.

В СССР молодой человек, при минимальной профессиональной подготовке и даже в совсем в неперспективной профессии, мог сразу иметь заработок, на 10–15% выше среднего. И в США сейчас — то же самое.

Потратив силы и время на получение хорошей специальности, можно зарабатывать уже на 20–30% выше нормы. А выбрав престижную специальность и преуспев в ней — можно зарабатывать уже на уровне министра. И в прежнем СССР, и в нынешних США!

Ну да, СССР уже нет, а США от нас далеко. Но я позволяю себе вовлечь вас в эти экскурсы только с одной практической пользой. Чтобы поставить вопрос: если есть действительно такие константы, «вечные соотношения», то почему их нет для нынешних молодых людей в нынешней РФ?

И из этих констант, как мне представляется, как раз и выводится формула нормальной экономической жизни (НЭЖ).

В соответствии с формулой НЭЖ молодой человек, получив неполное среднее образование (семь-восемь классов) и пройдя профессиональное обучение, один-два года, в колледже, профучилище, на технических курсах или непосредственно на рабочем месте, может получать заработную плату на уровне средней по стране или немного выше. И он, даже в этом возрасте, материально уже вполне способен завести свою семью и обеспечивать своих первых детей!

Сразу оговорюсь, что я здесь, в этом тексте, имею в виду только юношей; с девушками есть много моментов, лично для меня непонятных и недоступных, особенно в современной, управляемой рекламой и женскими журналами, действительности. Для девушек, видимо, нужно проводить особое исследование, к которому я совсем не подготовлен (это есть чистая правда, несмотря на то, что имею взрослую дочь).

Для нынешней ситуации в нашей стране это должно означать, что молодой человек в возрасте 16–18 лет должен иметь на выбор десятки — до 20–40 или даже больше — самых ординарных возможностей зарабатывать 45–50 тыс. руб. в месяц.

И это совсем средняя ситуация для самого среднего человека. Если он прилагает особые усилия, идет на обучение какой-то особой профессии или имеет возможность получить какую-то особую поддержку — от родителей, других родственников, знакомых, и т. д. — то у него появляются шансы зарабатывать на 20% — 30% больше. Эта ситуация нормальная, она и есть самая обычная жизненная норма. Норма, выражаемая формулой НЭЖ.

Итак, мы видим следующее. В разных странах, в разные времена, при разных политических режимах и в разных экономических формациях молодой человек, прошедший 7-8-летний курс общего образования и получивший за год-два минимальную профессиональную подготовку, имеет возможность зарабатывать своим трудом доход, выше среднего по стране.

И, соответственно, в возрасте 17–18 лет этот молодой человек уже в состоянии вести самостоятельную, экономически отдельную от своих родителей жизнь и начать думать о создании своей семьи, как базовой экономической ячейки всякого общества. Общество ему к этому возрасту уже создало все необходимые условия!

Не правда ли, ведь это отличается от нынешней ситуации в России, как и в других развитых странах, когда дети до возраста в 30–35 и даже более лет все еще живут вместе со своими родителями и не просто живут, но еще в значительной степени остаются на их иждивении!

Вот отсюда и происходят и все проблемы с нынешней молодежью — и их «вечные» поиски самореализации, и рост безработицы в их среде, и нежелание заводить свою семью, и наркомания, и городские бунты, и толпы бездельников на улицах, и даже обострение проблем с набором молодых людей на службу в армию-либо они больные, либо уже обкуренные, либо сильно занятые разного рода сексуальными экспериментами (вплоть до смены пола и прочего).

А если вернуться в прошлое, то можно вспомнить, что именно в этом возрасте в казацких селениях молодым людям выдавали шашку, коня и, если он уже присмотрел себе невесту, то помогали выселиться из отцовского дома и завести собственное хозяйство.

Некоторые скажут, что в этом совпадении есть что-то мистическое. Другие предположат, что для изучения этого феномена нужно написать не один десяток диссертаций. А я думаю, что надо принять это совпадение просто как данность.

Принять как данность и взять как основной показатель, характеризующий здоровое экономически и в правильном социальном отношении современное общественное устройство.

Если теперь вернуться к нынешней ситуации в России, то что для этого нужно сделать?

Во-первых, ограничить обязательный курс общего образования детей 7–8 классами. Здесь очень важно понимать, что нынешние дети вовсе не ограничивают свои источники обучения и образования только стенами школы. Столько же информации, если не больше, они получают из телевизора, из компьютерных игр, из Интернета.

И школа сейчас уже не должна ставить перед собой напитать их объемами разной информации, а научить их жить в новом информационном пространстве, мире, страдающем от избытка, а не от недостатка информации. А все эти эксперименты с ЕГЭ как раз и тянут нас в прошлое, учат детей не думать, а вспоминать, что где они прочитали или что и как до них довели.

Во-вторых, необходимо воссоздать систему профессионального образования, при которой у каждого молодого человека будет возможность в кратчайшие сроки и бесплатно получить профессию, позволяющую ему зарабатывать достаточно, чтобы вести самостоятельную жизнь.

В-третьих, нужно установить минимальный часовой заработок — для начала, на уровне не менее 5 долларов в час (во всех развитых странах он в 2–3 раза выше).

Необходимость введения этой меры связана с тем, что реальности нынешней жизни предполагают, что образование, обучение людей уже не ограничивается только школьным периодом и потому люди должны иметь возможность по ходу своей жизни обучаться новому, все время получать новые знания, приобретать новые профессии. Поэтому им все чаще будет приходиться совмещать работу и обучение, комбинировать временные потери в заработке с получением более перспективной и высокодоходной профессии.

Социологи в развитых странах уже предсказывают, что нынешние поколения людей должны будут в своей жизни менять свою профессию и вообще род занятий не менее двух-трех раз. И общество, государство, должны создать все условия, чтобы такие перемены происходили для людей наименее болезненным образом, без кризисов в их экономическом состоянии (надо обязательно принимать во внимание, что в развитых странах люди живут и с ипотеками, с кредитами на приобретение автомобилей, и с пакетами страховых полисов на имущество, здоровье, на образование детей, и т. д.) и в семейной жизни.

И мы в нашей стране должны все это учитывать. И признавать, что если эта формула в нашей стране не действует, то в ней что-то критически неладно. И под это признание, под это понимание мы должны выстраивать всю нашу экономическую и социальную политику.

Формула НЭЖ — в этом вся суть дела!

Источник: Яндекс Дзен
Источник фото: Яндекс Дзен

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Три фейка — три составные части российской действительности