Сегодня в Российской Федерации под эгидой Министерства обороны реализуется программа по модернизации и созданию новых образцов вооружения и военной техники.

В частности, один из пунктов этой программы, это создание новых авиационных ударных и разведывательных средств.

В конце февраля глава российского военного ведомства Сергей Шойгу проверил ход выполнения гособоронзаказа по созданию беспилотников различного класса. Отдельные образцы уже тестируются в войсках для запуска в серию. Развитию беспилотной авиации придается в нашей стране огромное значение.

Вооружённые силы Российской Федерации уже получили широкую номенклатуру малых тактических БПЛА. Это многофункциональный беспилотный комплекс «Орлан-10», это тактический разведывательный БПЛА «Фортпост» и многие другие, которые уже нашли свое применение в ходе различных военных конфликтов.

Кроме того, по заказу Министерства обороны предприятиями оборонно-промышленного комплекса ведется создание или уже созданы образцы многофункциональных оперативно-тактических ударных БПЛА.

Это средневысотный большой продолжительности полёта многофункциональный БПЛА «Орион», тяжёлый ударный БПЛА «С-70 Охотник», а также другие подобные системы, которые проходят войсковые испытания и уже готовятся для принятия на вооружение.

Венцом развития подобной авиационной техники в рядах Вооруженных сил должен стать тяжелый стратегический разведывательный БПЛА, который по своим характеристикам должен быть не хуже, а, скорее всего, превосходить американский стратегический разведывательный БПЛА RQ-4 Global Hawk.

Как мне известно, в Вооруженных силах Российской Федерации существует программа по созданию тяжелого стратегического разведывательного БПЛА, но идет эта программа с большим скрипом, страданиями и откровенно говоря устаревшими подходами. У производственной группы «Кронштадт» есть проект создания БПЛА «Гелиос», но это не аналог RQ-4 Global Hawk, а скорее по своим размерам и характеристикам ближе к MQ-9 Reaper.

Попробую и я внести в это дело свои 5 копеек.

Исходя из оценки летно-технических характеристик стратегических разведывательных БПЛА вероятного противника, а также понимания перспективных задач в области мультидоменной интеграции, сетецентрического облика войны нового поколения и ситуационной осведомленности командиров на поле боя, можно сформулировать ориентировочные характеристики перспективного российского стратегического разведывательного БПЛА.

Длина: 15 — 20 м;
Размах крыла: не менее 35 — 39 м;
Площадь крыла: не менее 70 — 100 м²;
Высота: не более 5 м;
Собственный вес; не более 7000 — 10000 кг;
Взлетный вес: в районе 17000 — 19000 кг;
Объем топливного бака: примерно 7000 л;
Максимальная скорость: не менее 600 км/ч;
Практический потолок: не менее 20000 м;
Радиус действия: не менее 5000 км с 24-часовым пребыванием в зоне назначения;
Максимальная продолжительность полета: не менее 30 ч;
Практическая дальность: не менее 20000 км;
Полезная нагрузка: не менее 2000 кг.

Тяжелый стратегический разведывательный БПЛА должен нести на своем борту радар электронной разведки, оптические и инфракрасные сенсоры и иметь возможность размещения необходимой аппаратуры и систем, обеспечивающих:

— Передачу цифровых данных в режиме реального времени в пределах прямой видимости или через спутниковый канал со скоростью не менее 10 Мбит/с;

— сканирование и обнаружение движущихся целей в радиусе не мене 200 км. с разрешением не мене чем 1 метр в радиолокационном диапазоне;

— сканирование и обнаружение движущихся целей в радиусе не менее 50 км. в оптическом и инфракрасном диапазоне.

Сегодня, как у представителей Минобороны, так и разработчиков в ОПК существует несколько взглядов на вероятный облик перспективного российского разведывательного БПЛА.

Один из таких взглядов предполагает создание полностью нового БПЛА.

Этот подход достаточно разумен, но в этом случае работы по созданию подобного стратегического БПЛА потребуют длительного времени, а также большого объема финансирования опытно-конструкторских работ.

С другой стороны, имеются предложения по адаптации и модернизации существующей летной техники к тем задачам, которые должен выполнять стратегический разведывательный БПЛА.

Такой взгляд на проблему тоже оправдан, но имеет ряд существенных ограничений.

Во-первых, существующая летная техника не создавалась для длительных высотных полетов продолжительностью свыше 20 часов и зачастую не имеет потенциальной конструктивной возможности обеспечить эту длительность полета.

Во-вторых, создавалась и проектировалась исходя из тех задач, которые должен был выполнять пилот, а, следовательно, размещение в конструкции фюзеляжа новых систем, которые должны заменить пилота, будет связано с большими техническими сложностями и ограничениями.

В-третьих, это слишком большой вес существующей летной техники, которая создавалась под управление пилотом.

На мой взгляд, должно быть компромиссное решение.

Что-то может быть взято уже от существующей летной техники, например, конструкция крыльев, хвостового оперения, двигатели, а основная часть фюзеляжа БПЛА должна быть создана заново исходя из тех конструктивных особенностей оборудования, которое предполагается устанавливать на этот БПЛА.

Если говорить о крыльях подобного высотного БПЛА, то в начале 80-хх годов прошлого века, ЦАГИ проводили разработку самолета, который должен был стать нашим ответом американскому Lockheed U-2. Эти работы закончились успехом. Были созданы летные прототипы. К сожалению, потом развалился Советский Союз и эти работы стали невостребованные. Но все конструкторские наработки, в том числе и в металле остались.

Если мы посмотрим на американского конкурента нашего стратегического БПЛА, то мы сможем заметить, что большая часть планера RQ-4 Global Hawk сделана из композитных материалов и именно поэтому при значительных размерах его собственная масса всего-то около 6 тонн.

Нам тоже надо идти по этому пути.

Основная конструкция планера нашего БПЛА должна быть выполнена не из дюралей, как это у нас практикуется, а из специального сплава алюминия с литием. Да, этот сплав в 4 раза дороже используемых в авиации дюралей, но он на 20% легче, а для нас это самое главное.

Мы не хуже американцев. Мы тоже в России можем сделать композитное крыло. А это еще снижение массы планера нашего стратегического БПЛА на 20 — 30 процентов.

По моему мнению, для того чтобы создать российский стратегический разведывательный БПЛА необходимо провести следующие действия:

1. С целью снижения весовых характеристик уникального крыла, которое было специально создано в ЦАГИ для высотных полетов, данное крыло необходимо изготовить из композитных и полимерных материалов. Эту работу может осуществить АО «АэроКомпозит», которое занимается производством композитного крыла для пассажирского самолета МС-21.

2. Необходимо осуществить создание облегченной конструкции фюзеляжа, а также создания необходимых грузовых отсеков в нем, которые позволят разместить необходимое телекоммуникационное, разведывательное и специальное оборудование, из специального сплава алюминия с литием. Там, где это возможно, нужно использовать композитные материалы.

3. В рамках унификации бортового радиоэлектронного оборудования с другими образцами оперативно-тактических БПЛА, целесообразно привлечь к этой работе АО «Концерн Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ).

Перспективный российский стратегический разведывательный БПЛА должен иметь в своем составе РЛС всеракурсного обзора. Как вариант, может рассматриваться малогабаритная авиационная радиолокационная станция с активной фазированной антенной решёткой типа Н036 «Белка» производства НИИП имени В. В. Тихомирова. А также дополнительная РЛС L-диапазона, конструктивно размещаемая в предкрылке.

РЛС бокового обзора могут быть созданы на основе проекта ОКР «Фракция-4» — создание самолета комплексной радиотехнической и оптической разведки Ту-214Р. Непосредственной разработкой РЛС бокового обзора в этом проекте занималось ЦНИРТИ им. академика А. И. Берга. Очевидно, что адаптировать свой проект под задачи нашего стратегического разведывательного БПЛА им тоже не составит проблем.

Главная особенность всех стратегических БПЛА, которая их делает именно глобальным инструментом политического влияния и соответственно разведки — это глобальная связь и высокоскоростная передача данных. Американцам в этом отношении, конечно, проще. У них нет недостатка в космических каналах передачи данных. Нам в этом отношении несколько сложнее, но геостационарные спутники передачи данных у нас тоже есть. Не так много, как хотелось бы, но есть и для нашего проекта стратегического БПЛА их достаточно.

Для организации связи и передача данных с борта стратегического разведывательного БПЛА на геостационарные спутники необходима соответствующая антенна, которая будет поддерживать не только автотрекинг, но и бесшовный роуминг между спутниками. А в силу того, что нам необходимо обеспечить минимальную скорость передачи данных в районе 10 Мбит/с, то нам подойдет антенна с диаметром рефлектора не менее 1500 мм и выходной мощностью передачи не менее 40 ватт.

Это очень важный параметр, так как именно он определяет какого размера должен быть фюзеляж нашего БПЛА и в каком месте у него должны быть размещены радиопрозрачные конструкции.

Компонент космической передачи данных у нас в России могут два оператора. Это ФГУП «Космическая связь» и АО «Газпром космические системы». Возможно, у нас в России есть и другие операторы, которые могут обеспечить высокоскоростную передачу данных через спутник, но я про них ничего не слышал.

Важно отметить, что помимо спутниковых каналов передачи данных наш стратегический разведывательный БПЛА должен уметь передавать информацию непосредственным потребителям в зоне прямой видимости. А, следовательно, помимо спутниковых антенн у него должны быть и другие приемо-передающие устройства.

Оптическая и инфракрасная система обзора должна осуществлять обзор пространства в видимом и инфракрасном диапазонах, производить обнаружение и автосопровождение наземных и надводных целей, а также, при необходимости, проводить измерение дальности до цели и её подсвет лазерным излучением.

Важно учесть, что в этой системе обзора должна использоваться не только оптика с переменным фокусным расстоянием, но и современные полноформатные ПЗС — матрицы с разрешением не ниже 1920×1080.

Оптико-электронную станцию для БПЛА «Орион» разрабатывало и производило ОАО «НПК «СПП». Думаю, и в нашем случае они смогут обеспечить разработку и производство необходимой нам оптической и инфракрасной системы наблюдения.

Как видно, технический и технологический наш ВПК может реализовать проект стратегического БПЛА максимум за два три года.

Важно понимать, что перспективный высотный стратегический разведывательный БПЛА имеет не только военное назначение, но и может решать сугубо гражданские задачи. Проводить длительные научные исследования в стратосфере на высотах до 20 км., осуществляя мониторинг воздушной среды, суши, водных бассейнов, а также выступать ретранслятором для обеспечения радио- и телефонной связи. Кроме того, перспективный высотный стратегический разведывательный БПЛА может быть использован МЧС в вопросах безопасности, мониторинга техногенных сооружений и магистралей (газопроводы, нефтепроводы). На мой взгляд, и пограничная служба ФСБ России также заинтересовано в том, чтоб получить в свое распоряжение перспективный высотный стратегический разведывательный БПЛА. В конце концов протяженность границ России более 20 тыс. километров и нет лучшего решения, чем взять их под контроль с большой высоты.

Вне всякого сомнения, реализация проекта по созданию перспективного тяжелого высотного стратегического разведывательного БПЛА — это новый и выдающийся элемент стратегической безопасности нашего государства.

В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»
Источник фото: ИА REGNUM

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Война - это великое дело государства