Прошедшая военно-политическая неделя в России ознаменовалась серией совещаний Верховного главнокомандующего, Президента Российской Федерации Владимира Путина с руководящим и командным составом военно-промышленного комплекса и Минобороны России.

В ходе этих совещаний Президент России Владимир Путин отметил, что Российские вооруженные силы и дальше будут получать самые современные системы вооружений.

«Создание в нашей стране лазерного, гиперзвукового, кинетического и другого вооружения, не имеющего аналогов в мире, стало настоящим прорывом в области военных технологий, серьезно, в разы повысило возможности вооруженных сил, на многие годы, даже десятилетия обеспечило высокий уровень военной безопасности России, помогло укрепить и стратегический паритет. Сегодня разработка и серийное производство такого эффективного, высокотехнологичного, инновационного оружия — одно из ключевых направлений развития вооруженных сил. Безусловно, это требует времени, дополнительных усилий, финансов, потому что за каждым из образцов — долгий, кропотливый труд тысяч наших ученых, инженеров, программистов и других специалистов. Не раз отмечал, что благодаря российскому оборонно-промышленному комплексу, нашей фундаментальной и прикладной науке сделан очень серьезный задел в этом направлении», — отметил российский лидер.

Также Владимир Путин заявил, что обновленная система российской ПВО должна обнаруживать гиперзвуковые и баллистические ракеты всех типов и уничтожать их на всей траектории полёта, и что разработка передовых вооружений на десятилетия обеспечила высокий уровень военной безопасности страны и должна быть в полной мере отражена в готовящейся новой госпрограмме до 2033 года.

В ходе прошедших совещаний Владимир Путин сказал все абсолютно верно. Я даже немного удивлен. Случается, же так. Пишешь, пишешь, а тут целый глава государства выступает с речью, в которой сформулированы все те тезисы, о которых ты писал последние 5 лет. У меня даже возникло такое ощущение, что кто-то из спичрайтеров Владимира Путина подписан на мой скромный блог.

Тем не менее, Владимир Путин на этих совещаниях сказал далеко не все и с некоторыми оптимистическими выводами я позволю себе не согласится.

На вскидку две причины.

Во-первых, я бы так не стал утверждать, что Россия каким-то значительным образом подвинула линию стратегической безопасности от наших границ. Наши враги тоже не сидят без дела. Да, они пока от нас отстают в вопросах гиперзвукового оружия, но и мы от наших врагов отстаем в вопросах глобального управления, целеуказания и разведки. И если отставание США в области гиперзвукового оружия от России, это вопрос годов, то отставание России от США в вопросах сетецентрического управления и мультидоменной интеграции, это уже десятилетия, которые мы потеряли в 90-хх годах, и те технологические области, которые у нас совершенно не развиты.

Во-вторых, Владимир Путин ничего не сказал об оружии глобального действия, которое обуславливает фазовый переход в поколении войны. Частный случай, гиперзвуковое оружие, которое может быть интегрировано в глобальную спутниковую систему передачи данных, разведки и управления.

Об остальном поговорим немного ниже.

Первую часть этой статьи я закончил, озвучив тезис о том, что новые технологии и решения в вопросах безопасности обеспечивают и защищают политические инвестиции в завтрашний день.

И прошедшее совещание главы государства нам дает понять, что власть и некоторая часть элиты нашей страны пришли к пониманию этой необходимости. Это отрадно и знаете ли, воодушевляет.

Отвечая на свой вопрос, будут ли наши Вооружённые силы Российской Федерации через 30 — 40 лет готовы к глобальной конкуренции в условиях формирования технологической среды войн нового и новейшего поколения, я теперь могу смело сказать, что да. По крайне мере по некоторым направлениям работа тут в государстве начата.

Должно ли нас это успокоить?

Конечно, нет.

Есть еще масса вопросов и проблем, которые только предстоит разгрести, как и российскому ВПК, так и Вооруженным силам России.

Вот давайте об этом и поговорим.

Война нового и новейшего поколения формирует совершенно новые условия политического противостояния. Если раньше для ведения войны было достаточно средства и способа, то, когда мы начинаем рассматривать войну нового и новейшего поколения, у нас появляется абсолютно новая характеристика, а именно среда ведения боевых действий.

Это можно перефразировать. Другими словами, Владимир Путин говоря о новой Государственной программе вооружения до 2033 года предлагает всем нам, ученым, инженерам, программистам и другим специалистам подумать над тем, чем Россия будет вести боевые действия в условиях войн нового и новейшего поколения, как Россия будет вести войны нового и новейшего поколения, а что самое главное и ключевое, где Россия будет вести войны нового и новейшего поколения.

Прежде чем ответить на этот вопрос нужно вернуться к Военной Доктрине Российской Федерации, где перечисленные основные вызовы и угрозы для нашего государства.

В этом документе эти вызовы и угрозы перечислены списком, но я их немного переделаю в тот формат, который я считаю более верным.

Рассмотрим мы их в следующем представлении, это угрозы от ближнесрочной до долгосрочной перспективы с ранжированием по степени вероятности от наиболее вероятного до менее вероятного.

1. Ближнесрочные вызовы и угрозы в интервале до 10 лет

  • Терроризм и угроза внутренней безопасности России, включая действия иностранных акторов по свержению или изменению государственного строя России;
  • Одна или несколько военных миссий России по гуманитарной стабилизации в других регионах мира;
  • Один или несколько военных конфликтов в приграничном пространстве России.

2. Среднесрочные вызовы и угрозы в интервале до 20 лет
  • Внутриполитический государственный кризис в России инспирированный действиями иностранных акторов;
  • Приближение военно-политической инфраструктуры противников России к ее границам;
  • Одна или две региональные войны с участием России.

3. Долгосрочные вызовы и угрозы в интервале до 50 лет
  • Внутриполитический государственный кризис в России, включая действия иностранных акторов по свержению или изменению государственного строя России;
  • Одна или две региональные войны с участием России в следствии приближения военно-политической инфраструктуры противников России к ее границам;
  • Глобальная война с равным или превосходящим противником России.

Я специально не указываю государственную или блоковую принадлежность военно-политических вызовов и угроз России, так как в нашем случае это вовсе не существенно. Угрозы России исходят не только от США или блока NATO, хотя они и первостепенны. Формирование военно-политического блока великого Турана, экспансия Китая, растущий Иран, Индия и Пакистан. Это все потенциальные угрозы для безопасности нашего государства, которые нужно оценивать и правильно на них реагировать.
И естественно, для предотвращения всех этих вызовов и угроз наши вооруженные силы, специальные службы или какие-то совершенно новые силовые органы государства должны обладать эффективным, высокотехнологичным, инновационным оружием.
Владимир путин говорит об искусственном интеллекте на службе армии. Это абсолютно правильно. Я с ним полностью согласен. Искусственный интеллект армии нужен.
Я даже принимал участие в конференции по этому вопросу, которая прошла в рамках международного военно-технического формуема Армия-2021.
фмфымфым.jpg

Задач у искусственного интеллекта на службе в армии может быть масса. Это может быть что угодно. Прогноз орбиты и зоны работы спутника шпиона, подготовка отчетов по улучшению материально-технического снабжения, виртуализация перемещения сил и средств противника на угрожаемых направлениях, траектория перехвата маневрирующей гиперзвуковой ракеты, управление автономными робототехническими и беспилотными комплексами, отслеживание миграции и агентуры скрытых террористических ячеек. Да что угодно.

Другое дело, что вычисления в интересах безопасности и обороны государства будут бессмысленны, если будут длиться дольше, чем наступление того или иного события или появления новой угрозы. А наши противники работают в этом направлении.

Сегодня Россия имеет в своем распоряжении 16 так называемых суперкомпьютеров, три из которых входят в международный рейтинг ТОП-500, составляемый государственным исследовательским университетом в Ноксвилле (Университет Теннесси).

Наиболее высокопроизводительные российские суперкомпьютеры, это программно-аппаратный комплекс НЦУО РФ, имеющий производительность 16 петафлопс (не входит в рейтинг) и «Кристофари» — суперкомпьютер, созданный Сбербанком России на основе оборудования корпорации Nvidia, имеющий производительность 6,669 петафлопс.

Суммарные суперкомпьютерные вычислительные мощности России по состоянию на 2021 год составляют порядка 32 петафлопс.

При этом, в международном рейтинге ТОП-500, Китай располагает 187 суперкомпьютерами суммарной производительности 1181,7 петафлопс. США в международном рейтинге ТОП-500 имеют 122 суперкомпьютера суммарной производительности 1246,2 петафлопс.

Россия отстает от Китая и США более чем в 30 раз по суммарной производительности суперкомпьютеров и более чем в 7 раз по их количеству.

А если мы будем рассматривать США вместе с их союзниками, то отставание России будет еще значительнее. В частности, только один суперкомпьютер «Fugaku» Центра вычислительных наук Института физико-химических исследований (RIKEN) в Кобе имеет производительность порядка 2000 петафлопс.

Кому-то надо что-то еще объяснять?

Может быть по отношению к Германии, Франции или Польши, Россия в этом рейтинге смотрится более-менее достойно и Сбербанк наш молодец. Но самые мощные суперкомпьютеры наших противников и конкурентов работают на их оборону и обеспечение их наступательного потенциала. И тут мы далеко не в лидерах. Даже очень далеко…

Поэтому давайте зафиксируем первую проблему, которая стоит перед нашими Вооруженными силами и военно-промышленным комплексом на пути подготовки государства к войнам нового и новейшего поколения — это производительность суперкомпьютерных систем. И эта проблема влияет на целый комплекс вопросов, начиная от аналитики и подготовки отчетов на основе больших данных, заканчивая разработкой новых образцов вооружения и обеспечение вопросов искусственного интеллекта.

Что бы сильно не углубляться, перейдем ко второму пункту исследования тех проблем, которые нашим вооруженным силам только предстоит решить…

Война нового и новейшего поколения невозможна без использования глобальных инструментов в многосредной архитектуре.

Что я под этим подразумеваю?

Технологический фазовый переход на основе оружия глобального действия, использование которого осуществляется в среде сетецентрического предиктивного управления и мультидоменной интеграции, позволяет достичь фундаментального превосходства над теми противниками, которые лишены подобной возможности.

И как бы странно не звучало, сейчас мы будем говорить про космос и телекоммуикации.

Владимир Путин абсолютно правильно сказал, что Вооружённые силы Российской Федерации уже сейчас должны готовить свои системы ПВО и ПРО к отражению совершенно новых вызовов и угроз, которые находятся на совершенно другом технологическом порядке.

Встает вопрос, а что нам для этого надо? Правильно, вынести систему ПВО и ПРО в космос…!

Почему гиперзвуковое оружие обуславливает перенос ряда компонентов стратегической ПВО и ПРО в космическое пространство?

Все очень просто. Это скорость полета гиперзвуковой ракеты. Мы вынуждены парировать и отслеживать угрозу заблаговременно, а не тогда, когда ее обнаружит наземный комплекс ПВО или ПРО.

Другими словами, появится у США носитель гиперзвуковых ракет, и мы должны брать его на прицел и сопровождение не тогда, когда он подлетит к нам на дистанцию пуска своего оружия, а мы должны брать его на прицел и сопровождение еще в месте его базирования. Фактический, каждая потенциальная угроза безопасности России в условиях войны нового и новейшего поколения должна быть видна в режиме «24 часа online», понятна и в случае необходимости, уничтожена.

А это совсем другие технологии.

В космическое пространство нужно выносить не только отдельные компоненты стратегической ПВО и ПРО. В условиях войны нового и новейшего поколения, космическое пространство по своей сути становится одним из определяющих факторов доминирования над противником. Это глобальная связь и управление, это глобальная передача данных, это глобальная радиоэлектронная и видовая разведка.

Сегодня Минобороны РФ обладает отдельными элементами подобных систем, что в случае необходимости позволяет их концентрировать на определенном ТВД, районе или проблеме. Но эти ресурсы не глобальны и у них нет достаточной избыточности. Сегодня мы не можем следить за всеми угрозами нашей безопасности по всему земному шару.

Некоторое время тому назад, я один из первых заявил, что спутниковая сеть Илона Маска StarLink есть не что иное, как один из новых инструментов Пентагона, благодаря которому они надеются получить возможность глобального доминирования на нашей планете.

Тогда я предположил, что главное назначение спутниковой группировки StarLink не раздача бесплатного интернета местным жителям Африки и других обездоленных стран, а создание глобальной сети боевого управления и разведки. Я не ошибся.

Согласно опубликованным данным Агентства по развитию космических программ Пентагона (SDA — Space Development Agency), к концу 2022 года Пентагон хочет иметь на низкой околоземной орбите Земли новую группировку спутниковых аппаратов. Целевым назначением нового актива заявлены слежение за запусками воздушных и космических объектов, целеуказание и обеспечение поиска наземных целей, дистанционные зондирование земли в различных диапазонах.

вфысфыфыв.png

С помощью этих средств в SDA надеются создать не только аппараты ДЗЗ, но и некоторое количество спутниковых аппаратов, которые должны будут использоваться для непосредственной передачи данных военнослужащим. Относительно дальнейших планов в агентстве отметили, что они предусматривают развертывание к 2024 году нескольких сотен подобных аппаратов, что обеспечит региональной покрытие, а к 2026 году обеспечить и глобальное решение обозначенных выше задач.

В конечном счете, если все пойдет по плану, на орбите у SDA будут тысячи аппаратов, которые будут сведены в несколько слоев матричной спутниковой структуры.

SDA заявляет, что новая архитектура обеспечит восемь основных направлений (уровней), определённых в докладе Пентагона — Strategic multi-level assessment (Стратегическая многоуровневая оценка):

  • космический транспортный уровень — глобальная ячеистая сеть, обеспечивающая круглосуточную передачу данных и связь;
  • уровень отслеживания — обеспечивает отслеживание, целеуказание и расширенное предупреждение о ракетных угрозах;
  • уровень опеки — обеспечивает всепогодную опеку всех выявленных критических по времени целей;
  • уровень сдерживания — обеспечивает ситуационное наблюдение, обнаружение и отслеживание объектов в космосе, чтобы помочь-КА системы избежать столкновений;
  • навигационный уровень — предоставляет альтернативные данные позиционирования, навигации и синхронизации в случае, если данные от GPS-спутников будут заблокированы или недоступны;
  • уровень управления боем — команды контроля и связи дополняются искусственным интеллектом, который обеспечивает самостоятельное формулирование задач, самостоятельного определения приоритетов на доске обработки и распространения;
  • уровень поддержки — наземные средства командования и управления и пользовательские терминалы, а также службы быстрого реагирования;
  • ближайшая цель SDA — разработка космического транспортного уровня, состоящего из ячеистой сети для связи и передачи данных на низкой околоземной орбите.

И конечно, планы Агентства по развитию космических программ Пентагона с точностью до запятой совпадают с планами Илона Маска по созданию низкоорбитальной спутниковой группировки StarLink.

В России тоже планируют создать нечто подобное, но в отличии от Пентагона, который уже приступил к реализации этого проекта, в России создание многоспутниковой группировки «Сфера», это пока вопрос дискуссий и обсуждений.

Итак, согласно планам Правительства России, программа «Сфера» направлена на создание достаточно широкой номенклатуры космических аппаратов. Это и дистанционное зондирование Земли, и связь, и мониторинг, а также другой функционал в интересах национально безопасности.

По словам представителя отрасли, развитие многоспутниковых орбитальных группировок для предоставления нового вида сервисов является общемировой тенденцией.

«В рамках этой программы мы прорабатываем две космические системы — Скиф и Марафон-IoT. Космическая система Скиф направлена на предоставление услуг широкополосного доступа в интернет в первую очередь в северных районах России, а в дальнейшем и на всей поверхности Земли. По данной системе уже разработаны и зарегистрированы в Международном союзе электросвязи заявки на выделение полос частот, что выгодно отличает её от аналогичных систем».

В ближайшее время Роскосмос планирует отработать ключевые технологии создания космических аппаратов, а также подтвердить возможность формирования до 2027 года группировки из 12 спутников на орбите высотой 8070 км.

Кроме того, из опубликованных документов Роскосмоса следует, что глобальная система «Марафон» станет системообразующим проектом системы «Сфера», наряду со спутниковой навигационной системой ГЛОНАСС, системой дистанционного зондирования Земли, спутниковой системой связи «Экспресс-РВ» и «Гонец», а также ретрансляции «Луч».

Но дело, даже не в том, сколько лет еще пройдет, прежде чем в России появятся многоспутниковые системы связи и передачи данных. Дело в том, какая цель ставиться при создании подобных спутниковых систем.

Все, что у нас сегодня есть в космосе, это устаревший хлам, который годен только для решения задач стратегической обороны в условиях войн пятого и шестого поколения, но абсолютно бесполезный, в условиях войн нового и новейшего поколения.

Ядерные космические «Зевсы» Роскосмоса, с мегаваттными антеннами и сенсорами, это все отдаленная туманная перспектива 50-хх годов 21 века. Да и сколько их к тому времени построят. Мы банально отстаем.

Пока Пентагон и Илон Маск строят глобальную сеть боевого управления и разведки, Роскосмос запускает британские спутники OneWeb. Может быть с коммерческой точки зрения запуск британских спутников это и выгодное предприятие, но это никак не укрепляет нашу стратегическую безопасность, а что самое главное, не создает для наших Вооруженных сил новых глобальных инструментов.

Не президент США определяет, какие технологии получит Пентагон, и какие возможности у американских военных появятся завтра. Этот образ будущего формируется на уровне корпораций и фабрик технологической мыли. Именно там происходит кристаллизация роста тех идей, которые потом находят свое воплощение.
В нашем случае пока все обстоит несколько не так.
Как мы видим по прошедшим совещаниям, тон этому процессу у нас задает Президент России.
Пока Владимиру Путину не представят доклад, в котором будет написано, что основное назначение многоспутниковой группировки «Сфера», это не оказание телекоммуникационных услуг коммерческим потребителям, а создание новой операционной среды национальной безопасности России, полагаю это дело с мертвой точки так не сдвинется. И это вторая проблема, которую нужно решать. Решать, как можно быстрее…


В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Новая политическая программа ПАРТИИ ДЕЛА