Согласно проекту документа, на помощь смогут рассчитывать беременные и кормящие женщины, дети всех возрастов, а также люди, находящиеся в учреждениях социальной сферы.

В кабмине пока не стали рассматривать эти предложения, но подобная идея витает в воздухе уже давно — как минимум с 2014 года. В прошлом году горячее питание для школьников закрепили даже в Конституции. Такой интерес властей к продовольственной тематике свидетельствует о сложной ситуации в этой области, и предложение Минпромторга — правильное и своевременное. Об этом рассказал исследователь экономической политики, член Генсовета ПАРТИИ ДЕЛА Андрей Паршев.

— Одним из достижений рыночной экономики постоянно называют наличие товаров на полках магазинов. Но получается, что продукты теперь доступны не всем? Насколько ситуацию с продовольственной помощью можно считать нормальной?

— Это довольно распространённая практика, в США на программе продовольственных карточек-фудстамп находится, по-моему, более 40 млн человек. Нечто подобное есть и в других странах, кое-где речь вообще идёт о введении системы гарантированного дохода, когда независимо от того, работает человек или нет, он получает некоторое денежное довольствие. Более того, в США, кроме системы пособий, есть практика, которая сейчас даже расширяется — это так называемое экономическое стимулирование, когда определённые суммы выплачиваются не всем, а налогоплательщикам. При Трампе это было 600 долларов, а первый шаг новой администрации США — повышение таких выплат до полутора тысяч. Такое стимулирование в некоторых случаях может помогать экономике в целом. И то, о чём мы говорим — это нормальная практика нынешних рыночных экономик, а не какая-то экстраординарная ситуация.

— То есть в России просто с запозданием пытаются внедрить обычную рыночную практику?

— А у нас ситуация как раз экстраординарная. Очень многие сейчас лишились заработка. Причём ситуация усугубляется тем, что не всё попадает в статистику. Снижение экономики в результате пандемии и карантинных мер у нас, вроде бы, небольшое. В некоторых других развитых странах снижение ВВП побольше. Но у нас очень много так называемых самозанятых, которые не попадают в статистику, например, обычная ситуация — мать-одиночка, которая занимается каким-то делом на дому. Все помнят, как рекламировалась экономика, ориентированная на услуги, когда значительная часть ВВП получается за счёт услуг. И как раз по данному сектору экономики нынешняя система мер и ударила. Последствия этого мы видим даже во вполне благополучных Голландии или Бельгии. И там люди не с жиру бесятся. Они реально лишились заработка.

В нынешней ситуации решение о продовольственной помощи необходимо. Другой вопрос — легко это будет или тяжело для нашей экономики, но это очень нужная сейчас вещь.

— То есть, продовольственная помощь призвана прежде всего сгладить последствия прошлогоднего спада?

— Нужно учитывать также темпы вакцинации. Оказалось, что у нас очень слабая медицинская промышленность. В разработке вакцин мы неплохо выглядим, а вот темпы производства низкие, нет у нас достаточного количества производственных мощностей. И даже если прививать по миллиону человек в день — легко представить, когда будут привиты хотя бы сто миллионов человек — необходимая численность, чтобы хоть как-то сбить накал пандемии. А значит, минимум ещё несколько месяцев экономика будет в замороженном состоянии. На это время, конечно, такая продовольственная помощь нужна. Это поддержит людей, поддержит и сельхозпроизводителя, и нашу продовольственную промышленность.

— Продовольственные выплаты нужно привязать к определённым группам товаров? Чтобы в первую очередь приобретались отечественные или даже местные продукты?

— Мы не можем запретить людям тратить часть этих денег, например, на бананы. Какие бы меры мы ни предпринимали, понятное дело, что всё равно производство бананов у нас в стране мы не поднимем. Но желательно, чтобы все эти меры сочетались с мерами разумного протекционизма. Ни в коем случае нельзя ослаблять меры по поддержке своего производителя под видом борьбы с пандемией.

— Будет ли эта система напоминать позднесоветскую, когда чтобы купить что-то, был необходим талон?

— Хоть мы и считаем, что сейчас всё по-другому, но надо прекрасно понимать, что нет никакого непроницаемого барьера между советским временем и современностью, очень многое является прямым продолжением того, что было раньше. С другой стороны, когда мы проводим аналогии с иностранной практикой, надо понимать, что иногда это несколько менее чужеродная реальность, чем параллели с нами же самими, только 30–40 лет назад.

— Минпромторг считает, что продовольственная помощь будет альтернативой фиксированным ценам. Но не лучше ли было бы просто заморозить рост цен на какие-то категории продуктов? Иначе удорожание рано или поздно сведёт на нет и все дополнительные выплаты…

— Контроль за ценами — это очень непростая задача. Во-первых, это технически сложнее. А, во-вторых, если посмотрим в прошлое, увидим, что государственное регулирование цен — это палка о двух концах. Попытки были и в далёком прошлом, и в недавнем, но ничем хорошим это не кончалось. Это сразу приводит к появлению чёрного рынка — причём моментально, с дефицитом и массой других неприятных последствий. А оказание прямой продовольственной помощи ничем не хуже, если брать экономику в целом. Цены растут, но это неизбежная ситуация при определённой экономической политике. У нас нет стимулирования роста производства, а если происходит рост денежной массы, то и цены будут расти. Этот вопрос никакими директивами не решится, даже если расставить по автоматчику у каждого прилавка.

— А не приведут ли дополнительные выплаты к тому, что их просто израсходуют не по назначению?

— У американцев эта система отработана, хотя и там умеют манипулировать деньгами, которые кроме как на продовольствие потратить нельзя. Например, карточки на еду с некоторым дисконтом потратить на алкоголь.

Но есть ещё старый римский принцип, что злоупотребление не опровергает необходимости самой этой меры.

Источник: ИА «Накануне.RU»
Источник фото: Пресс-служба ПАРТИИ ДЕЛА

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Леонид Ивашов: Сегодня никто кроме России к глобальной ядерной войне не готовится