В 1939 году советские граждане узнали, что летчик Владимир Коккинаки и штурман Михаил Гордиенко совершили беспосадочный перелет протяженностью 8 тысяч километров из Москвы до канадского острова Мискоу, проложив таким образом самый короткий маршрут, которым до сих пор следуют самолеты из Москвы до Нью-Йорка и обратно.

Уже в апреле 1961 года советские граждане узнали, что Юрий Гагарин первым вышел в космос, что казалось еще недавно просто немыслимым. Прошло чуть больше 20 лет, и от перелета между континентами человечество шагнуло уже в космос и грезило полетами на Луну — трудно было представить, что же будет дальше. Но спустя 60 лет человечество всё ещё выходит в открытый космос и всё так же грезит полетами на Луну.
Неужели это предел возможностей? Но ведь техника развивается — у нас появляются всё более мощные, компактные телефоны, микрокомпьютеры, электрокары, восполняемые источники энергии набирают обороты и много чего ещё. Однако прогрессом это можно назвать с большой натяжкой.

В чем причина того, что не только в России, но и глобально прогресс серьезно затормозился, рассказывают для портала «Накануне.RU» член Федсовета ПАРТИИ ДЕЛА Максим Калашников и член Генсовета ПАРТИИ ДЕЛА профессор Булат Нигматулин.

Важно понимать, что в последние десятилетия развивается именно техника, но не технологии. Технологии уже давно стоят на месте — примерно с конца 60-х, начала 70-х, на это указывает Максим Калашников:

«То, что мы сейчас используем — это в принципе технологии, созданные до начала 70-х годов, просто более компактные, более удобные для пользователя, миниатюрно. Те же смартфоны — это все та же мобильная связь, совмещенная с передачей данных по сетям, это 1969 год. И то, что мы видим сейчас — это комбинация того, что в основном было создано до нас. А таких прорывов, сравнимых с появлением радиосвязи, мы пока еще не видим».

Как раз космонавтика и должна была стать тем источником новых прорывов, которые ждали и ждут долгие годы.

Вообще космос давно является отражением развития как отдельной страны, так и мира в целом. Новые технологии в первую очередь появляются в военной и космической сфере, а уже потом выходят в гражданский сектор. Те же полеты на Луну дали нам микроэлектронику, чипы и персональные компьютеры в будущем. А технологии, которые могли развиться в результате космической экспансии, могли преобразовать ту же энергетику, медицину, транспорт. В целом космонавтика, как считает писатель Максим Калашников, должна стать драйвером для развития трех основных сфер: во-первых, это новые знания и фундаментальные открытия, за которыми вслед идет второе — собственно, новые технологии, появляющиеся как результат осмысления этих новых данных. И наконец, третье — развитие, эволюция самого человека.

Но из-за «невыгодности» технологического развития в управлении многих отраслей появляется все больше менеджеров и финансистов, а не профессионалов, по крайней мере это актуально для России, на это указывает доктор технических наук, гендиректор Института проблем энергетики, член Генсовета ПАРТИИ ДЕЛА Булат Нигматулин:

«Во главе всех программ раньше были высшие профессионалы. Не журналисты типа Рогозина, а высшие профессионалы. Потому что у нас в таких сложных системах, организациях первое лицо принимает окончательное решение. Если ты не профессионал, то ты заложник большинства — что большинство скажет, то и делаешь. Когда начальниками становятся непрофессионалы — это огромная беда. Беда в том, что первое лицо в организации плодит себе подобных и хуже себя на всех ступенях управления».


Полностью материал читайте на сайте ИА «Накануне.RU»
Источник фото: ИА «Накануне.RU»


Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
При поддержке ПАРТИИ ДЕЛА в Забайкалье прошли «Веселые старты»